Сообщения

Показаны сообщения, соответствующие запросу "саба"

Саба Умберто

Изображение
Умберто Саба Ну вот, теперь ты знаешь...Умберто Саба Грусть позадиУмберто Саба Новые стихи Лине 11.
Умберто Саба СчастьеТри улицыТриест
Кафе "Терджесте"Грядущей осеньюЗвездеТри стихотворения Линучче. 2 В глубине Адриатики д...Умберто Саба из книги АвтобиографияБукинистическая лавка

Полное имя:
Умберто Саба (Поли) Umberto Saba (Poli )
09.03.1883-25.08.1957
Биография:
Родился в Триесте, который входил тогда в состав Австро-Венгрии, в семье торгового агента - венецианца из знатной семьи Уго Эдуардо Поли и триестинской еврейки Фелиции Рахили Коэн. Его отец принял иудаизм, чтобы жениться на матери. Однако родители расстались ещё до рождения сына, отец вынужден был покинуть Триест, т.к. был итальянским гражданином и сторонником ирредентизма (т.е. присоединения к Италии всех населённых итальянцами территорий, в т.ч. Триеста). Впервые Умберто увидел своего отца в 20 лет.
Большую роль в жизни Умберто сыграла кормилица словенка Жозефа Габрович Шкобар или, как её называли, Пеппа или Пепп…

Умберто Саба Ну вот, теперь ты знаешь...

Умберто Саба

Ну вот, теперь ты знаешь...

Ну вот, теперь ты знаешь наконец,
что наше место не среди блаженных,
что жизнь невыплаканными слезами
исполнена до края.

Соблазны тайные, любовь и ревность,
быть может, боль глухую оставляя
в тебе до самой смерти, придают
заигранной интриге злободневность
и - значит - новизну.

Ты на поверхность вынесен
не волею суфлёра - это память
по-своему расставила акценты...
Твоя история близка к развязке...
Но сколько милых ты пленил сердец!

Перевод Е.Солоновича

Умберто Саба. Книга песен. Москва, Художественная литература. 1974
Из книги Последние вещи 1944

Умберто Саба Грусть позади

Умберто Саба

Грусть позади

Нежный привкус воспоминания остаётся во рту,
когда едят этот хлеб в остерии бедной,
на отшибе, в захламленном, грязном порту.

И мне нравится здешнего пива горечь,
когда пью, повернувшись на отблеск медный
всем лицом к маяку, к облакам, где горы.

И душа моя, всё разделяя со мною,
как впервые, глядит в этот вечер старинный
на матроса с беременною женою.

И корабль из тёмного старого дерева,
с такой трубой немыслимо длинной,
сверкает сегодня на солнце так здорово -

мой детский рисунок давностью в двадцать лет.
И кто бы мне самому рассказал мою жизнь в совершенстве,
такую прекрасную, где столько сладостных бед

и столько свободы в моём одиноком блаженстве.

Перевод Ю.Мориц
Умберто Саба. Книга песен. Москва, Художественная литература. 1974
Из книги Триест и женщина (1912)

Умберто Саба из книги Автобиография

Умберто СабаАвтобиография(фрагменты)
1

Был в пелену солоноватой влаги
завернут мир безрадостного детства,
но из чернил возникли на бумаге
зеленый склон и хохолок младенца.
Боль, от которой никуда не деться,
не стоит слов. При всей своей отваге,
страшатся рифмы грустного соседства.
Ни об одном не сожалея шаге,
все повторил бы я, родись вторично.
Бесславие мое мне безразлично,
и чем-то даже радует меня,
что не был я Италией увенчан.
И, если грех гордыни человечен,
мой вечер привлекательнее дня.
2
Себя я отыскал среди солдат.
В заплеванной прокуренной казарме
впервые голос музы подсказал мне
слова сонетов к той, кто ждал назад.
Невидимые праздными глазами,
в них крапинками золота сквозят
свобода, ностальгия; и слезами
все это увеличивает взгляд.
Я был таким, как видела во сне
ты, Лина. Так ты сон свой описала,
что губ не отрывал я от письма:
"Ты возвратился моряком ко мне.
Как будто в отпуск. Я тебя встречала.
Ты был от жизни флотской без ума".
10
Я ездил из Флоренции примерно

Умберто Саба Новые стихи Лине 11.

Умберто Саба
Новые стихи Лине

11

О тебе говорит мне настойчивый голос - и только.
говорит он: ты любишь, но радости нету нисколько.
эти мысли о ней тебя пожирают настолько!
Ты её никогда не разлюбишь: но почему?

Эта верность твоя безупречна и непогрешима.
Но лукавый и лживый ей нравится неудержимо.
Что, помимо покоя и роскоши, ею любимо?
Ты её никогда не разлюбишь: но почему?

Превосходна она, это правда, но только едва ли
обаятельней всех, кто на этой земле побывали.
Говорит он: такую, как наша, любовь называли,
да, бессмертной всегда называли: но почему?

Перевод Ю.Мориц

Из книги Триест и женщина (Моими глазами (Моя вторая книга стихов)) 1912

Умберто Саба Счастье

FELICITA
La giovanezza cupida di pesi porge
spontanea al carico le spalle. Non
regge. Piange di malinconia.

Vagabondaggio, evasione, poesia,
cari prodigi sul tardi! Sul tardi
1'aria si affina ed i passi si fanno
leggeri.
Oggi e il meglio di ieri,
se non e ancora la felicita.
Assumeremo un giorno la bonta
del suo volto, vedremo alcuno sciogliere
come un fumo il suo inutile dolore.

Умберто Саба

СЧАСТЬЕ О трудностях мечтающая юность
с готовностью им подставляет плечи.
Не выдержав, мы плачем в эти годы. Поэзия, скитальчество, исходы -
отрада в поздний вечер. В поздний вечер
теряет воздух плотность, и шагается
легко и споро.
Сегодня — лучше, чем вчера, коль скоро
еще о полном счастье думать рано. Однажды нам предстанет без обмана
его лицо, и каждый, как от дыма,
от бесполезной боли отмахнется. Перевод Е.Солоновича

Счастье.

Юность, влюбленная в тягость,
подставляет спину под тяжесть
жизни. Не выдерживает. Плачет.

Скитаться, бежать, рифмачить –
расточать дары вечерами. Вечерами
воздух ста…

Три улицы

Umberto Saba - Tre vie
C’è a Trieste una via dove mi specchio
nei lunghi giorni di chiusa tristezza:
si chiama Via del Lazzaretto Vecchio.
Tra case come ospizi antiche uguali,
ha una nota, una sola, d’allegrezza:
il mare in fondo alle sue laterali.
Odorata di droghe e di catrame
dai magazzini desolati a fronte,
fa commercio di reti, di cordame
per le navi: un negozio ha per insegna
una bandiera; nell’interno, volte
contro il passante, che raro le degna
d’uno sguardo, coi volti esangui e proi
sui colori di tutte le nazioni,
le lavoranti scontano la pena
della vita: innocenti prigioniere
cuciono tetre le allegre bandiere.

A Trieste ove son tristezze molte,
e bellezze di cielo e di contrada,
c’è un’erta che si chiama Via del Monte.
Incomincia con una sinagoga,
e termina ad un chiostro; a mezza strada
ha una cappella; indi la nera foga
della vita scoprire puoi da un prato,
e il mare con le navi e il promontorio,
e la folla e le tende del mercato.
Pure, a fianco dell’erta, è un camposanto

Триест

Умберто Саба

Триест

Я прошёл этот город, шаги отзвучали.
Я поднялся по склону, который вначале
людным был, а потом до утра опустел.
Этот склон от всего отделяла ограда,
это был уголок одинокого склада:
он дарил одиночество мне и душе,
и казалось, что город кончался у склона.

Что за дикая грация в этом Триесте,
инфантильность и женственность явлены вместе:
то подросток нескладный, с голубыми белками,
необузданный, жадный, с большими руками,
нет с такими большими, что даже цветка
подарить не способна такая рука, -
то ревнив, как любовь. У подножия склона
золотилась церквей христианских колонна.
Я сидел и смотрел, как волнисто и прямо
шла дорога во храм и тропинка из храма,
шла дорога на берег, заваленный грузом,
и на склон каменистый, где в молчании грустном
на вершине последняя крыша ютится.
Надо всем удивительный воздух струится,
и тревожный и странный, как всё, что при жизни.
Это воздух отечества, воздух отчизны.
Город мой чудотворный, хотя не огромный,
предназначил судьбе моей угол …

Кафе "Терджесте"

Умберто Саба

Из книги Светлое отчаяние (La serena disperazione)

Кафе в Триесте, за твоими мраморными столиками
пишу я нынче стихи веселые,
окруженный говорливыми алкоголиками.

Кафе плебеев, логово воровское,
здесь годы мученические мною прожиты,
из них я выплыл с новою душою.

Сколько раз повторял я: "И смерть не ответит
в пустоте, что себе ожидаю за нею,
зачем я прожил эту жизнь на свете?"

Теперь, вспоминая об этом, краснею.
(Но если жизнь и впрямь есть ошибка – знаю,
в глазах недруга я буду еще смешнее...)

Кафе подонков, где лицо, бывало,
я в муке закрывал, – веселым на себя смотрю нынче взглядом, –
ты даже итальянца с югославом
до поздней ночи объединяешь – за биллиардом.

Перевод Александра Браиловского


Кафе "Терджесте"

Весёлые стихи на этом месте
я сочинял под чей-то пьяный бред
за столиком твоим, кафе "Терджесте".

Воры и шлюхи - вот твои герои,
но ты мне помогло свести на нет
всю боль и сердце выковать второе.

Я думал: смерть мне принесёт отраду
небы…

Грядущей осенью

Умберто Саба

ГРЯДУЩЕЙ ОСЕНЬЮ
Грядущей осенью, с отлетом ласточек,
Вдруг шевельнется грусть в груди моей.
Подымут гвалт скворцы среди нагих ветвей
Прощальный, на бульваре … среди лампочек.


Потом, в разгар зимы, опять приходит грусть,
И воробей, на крыше, другом будет пусть!

Нет ласточек, увы, средь одиночества ветвей,
Как, впрочем, нет любви у поздних наших дней…
Перевод с итальянского Петра Кузнецова


Грядущей осенью с отлётом ласточек
грусть шевельнётся вдруг в груди моей.

Потом скворцы среди нагих ветвей
поднимут гвалт прощальный на бульваре
Венти-Сеттембре. А потом, в разгаре
зимы, товарищами будут мне
лишь эта грусть и воробей на крыше.

У одиночества не будет ласточек,
как, впрочем, и любви - у поздних дней.
Перевод Е.Солоновича
Умберто Саба. Книга песен. Москва, Художественная литература. 1974

Букинистическая лавка

Умберто Саба  Umberto Saba              

           Букинистическая лавка
О мёртвых книгах с мертвецом мертвецбубнит взахлёб.                              Иллюзиям конец,нет счастья в милой добряку Карлеттопещере чёрной;                              а пещера этаказалась мне убежищем от бед.Но время это кончилось, а с ним - и жизнь, которую любил я.                                                 Беззащитный,я плачу так, как плакалось тебе,когда ребёнком в рыночной толпеты мать терял.Из цикла "Почти рассказ" (1951). Перевод Ю. Даниэля. опубликован под именем Д. Самойлова в книге Книга песен. Москва, Художественная литература. 1974.
Речь идёт о магазине антикварной книги, который около 20 лет давал поэту доход, позволявший заниматься поэзией.

Мориц Юнна

Юнна Петровна (Пинхусовна) Мориц

Интервью
Е.Сидоров О поэзии Юнны Мориц
Михаил Эпштейн Юнна Мориц (Природа, мир, тайник вселенной...)
Леонид Сорока 2 июня Юнна Мориц празднует юбилей


Информация об авторе
Даты жизни:
1937-
Язык творчества:
русский
Страна:
Советский Союз, Россия
Творчество:

Книги

"Мыс желания". Сов. пис. М., 1961.
"Лоза". Сов. пис. М., 1970.
"Суровой нитью". Сов.пис., М., 1974.
"При свете жизни". Сов.пис., М., 1977.
"Третий глаз". Сов.пис., М., 1980.
"Избранное". Сов.пис., М., 1982.
"Синий огонь". М., Сов.пис., 1985.
"На этом береге высоком". М., Современник. 1987.
"Портрет звука". PROVA D`AUTORE, Италия. 1989.
"В логове гóлоса". М., Московский рабочий, 1990.
"Лицо". Стихотворения. Поэма. М., Русская книга. 2000.
"Таким образом". Стихотворения. Спб., "Диамант",
"Золотой век". 2000, 2001.
"По закону - привет почтальону!". М.…

Звезде

Umberto Saba
A UNA STELLA





Io seggo alla finestra;
e parlo, come un tempo, alla mia stella,
così sola fra gli astri, e grande e bella.
È una notte un po’ fredda di Novembre,
ma l’inverno che viene
non turba i venti, e l’aure son serene.
Ancor non volge, io mi ricordo, un anno;
qui seduto, altro cuore,
altra faccia levavo a contemplarla.
Correva il tempo del mio primo amore,
era pien di timore e pien d’affanno,
era quasi morente;
ma la stella brillava indifferente
sui tetti delle case, e brilla ognora.
Or, se sparì il dolore,
se di tante mie pene ho colto il frutto,
se mi pare oggi mill’ anni
sien passati d’allora,
non obliai del tutto
quel ch’io soffersi. Ancora
io la ricordo; e sempre
vo di lei ragionando alla mia stella.
Era pallida e bella;
s’aprivano i suoi occhi sotto il velo,
grandi, color di cielo.
Espero, se dall’ alto
odi la mia canzone,
sapresti dirmi quanti,
lieti o infelici amanti,
van da te sospirando agli altri mondi?
E sai tu quale arcano
mi riserba il futuro?
da che lont…

Три стихотворения Линучче. 2 В глубине Адриатики дикой....

стихотворение Умберто Саба (фрагмент "Трех стихотворений Линучче" в переводе И. Бродского)

In fondo all'Adriatico selvaggio
si apriva un porto alla tua infanzia Navi
Verso lontano partivano Bianco,
In cima al verde sovrastante colle,
dgli spalti d'antico forte, un fumo
usciva dopo un lampo e un rombo. Immenso
l'accoglieva l'azzurro, lo sperdeva
Nella volta celeste. Rispondeva
Guerriera nave al saluto, ancorata
al largo della tua casa che aveva
in capo al molo una rosa, la rosa
dei venti.

Era piccolo porto, era una porta
aperta ai sogni



В глубине Адриатики дикой
открывался глазам твоим детским
синий порт. Корабли навсегда
уплывали. И белой пушинкой
с бастионов крепости древней
дым над зеленью склонов всплывал
вслед за вспышкой и грохотом в небо
и в его синеве растворялся.
Отвечал на салют броненосец,
который стоял на открытом рейде
в доме твоём, за молом, где на дальнем конце расцветала
роза ветров.
То был маленький порт, то был маленький дом,
с дверью, настеж…

Западный канон Гарольда Блума: Хаотичная эпоха: пророчество канона

См. также Блум Гарольд

D. хаотической Возраст: каноническое пророчество "I am not as confident about this list as the first three. Cultural prophecy is always a mug's game. Not all of the works here can prove to be canonical; literary overpopulation is a hazard to many among them. But I have neither excluded nor included on the basis of cultural politics of any kind." "Я не так уверен в этом списке, как в первых трёх. Культурные пророчества всегда дурацкое дело. Не все эти произведения станут каноническими; литературная перенаселенность представляет опасность для многих из них. Но я стараюсь ни исключать, ни класть в основу культурные явления одного какого-либо направления".
(Bloom, p. 548)

Италия
Luigi Pirandello Луиджи Пиранделло
Naked Masks: Five Plays Обнажённые одеваются: Пять пьес
Gabriele D'Annunzio Габриеле Д'Аннунцио
Maia: In Praise of Life Майя: Хвала жизни
Dino Campana Дино Кампана
Orphic Songs Орфические Песни
Umberto Saba Умберто Саба Stories …