Топ-100
Показаны сообщения с ярлыком Возрождение. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Возрождение. Показать все сообщения

четверг, 15 апреля 2010 г.

НА КАТАФАЛК КОРОЛЯ ФИЛИППА II В СЕВИЛЬЕ

Мигель де Сервантес Сааведра (Migel de Cervantes Saavedra)

НА КАТАФАЛК КОРОЛЯ ФИЛИППА II В СЕВИЛЬЕ
(Хвостатый сонет)

Свидетель Бог, я нем; сознаться надо,
Здесь всякий онемеет в восхищенье.
Чтоб описать сие сооруженье,
Я отдал бы червонный без досады.
Клянусь Христом, всё, что доступно взгляду,
Мильоны стоило, и, без сомненья,
Севилье в славу, Риму в посрамленье
Столетье простоит сия громада.
Бьюсь об заклад, монарший дух, пожалуй,
Покинул вертограды горней славы,
Чтоб насладиться этими местами.
Сие услышав, некий бравый малый
Вскричал: "Сеньор солдат, клянусь, вы правы!
Тот подлый лжец, кто будет спорить с вами!"
И с этими словами
Он шляпу сдвинул, огляделся лихо
И прочь пошел. И снова стало тихо.
Перевод А.Косс

Полное название:

На катафалк короля Филиппа 2 в Севилье (Хвостатый сонет)

Дата создания:

1598?

четверг, 17 сентября 2009 г.

Мандрагора Макьявелли

La mandragola


Написано в ссылке, о чём говорится в прологе:
"...

И если легкомысленный сюжет
украсит вряд ли имя
того, кто мудрым бы считаться рад, -
корить за лёгкость автора не след:
затеями пустыми
он скрасить хочет дней унылый ряд.
Он обратил бы взгляд
к серьёзнейшим предметам,
однако под запретом
другие начинанья для него:
за них ему не платят ничего"
По одним источникам написано в 1513, по другим - в 1518. Возможно, в 1518 г. была впервые поставлена во Флоренции. Точно была поставлена в 1522 г. в Венеции и имела грандиозный успех.
Считается лучшей итальянской комедией эпохи Возрождения. Оказала большое влияние на позднейшие комедии эпохи Возрождения по всей Европе.
Сюжет оригинальный, в отличие от большинства комедий того времени, заимствовавших сюжеты у античных авторов.

La mandragola
В библиотеке ImWerden


Постановки:
Рижский русский театр им. Чехова
Приворотное зелье
Санкт-Петербургский Государственный музыкально-драматический театр ...
Фильм итальянского режиссёра Латтуада (1965)

четверг, 10 сентября 2009 г.

Государь Макьявелли

Случай с Макьявелли и его "Государем" - это пример фальсификации истории, пример того, как происходит выворачивание смысла произведения наизнанку, приписывание своему политическому и идеологическому противнику своих собственных идей, прямо противоречащих, а то и противоположных настоящим взглядам автора.
В "Государе" (Il Principe, который можно перевести также, как Князь, первый, правитель, принцип, главный) Макьявелли рассматривает лишь одну форму правления - единоличную: "Я не стану касаться республик, ибо подробно говорю о них в другом месте". Поэтому совершенно необоснованны утверждения, что в "Государе" Макьявелли представляет как наилучшую форму правления единоличную. Напротив, как видно "в другом месте" - "Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия", лучшей формой правления он считает республику наподобие римской (древнеримской). Это же видно и из самого "Государя", когда, говоря о положительных примерах действия государства, он приводит случаи из истории древнеримской республики (3 глава).
И раз в "Государе" он не может писать о своём идеале - римской республике, то он согласен и на меньшее - государство типа современной ему Франции, с монархией, ограниченной знатью, которую в свою очередь ограничивает парламент.
Также Вы не найдёте в "Государе" знаменитого изречения, что "цель оправдывает средства", ведь его там нет!
Нет там и приписываемого автору имморализма или аморализма.
Напротив, Макиавелли призывает следовать лучшим образцам доблести - Моисею, Киру, Ромулу и Тезею. "... каждому из этих людей выпал счастливый случай, но только их выдающаяся доблесть позволила им раскрыть смысл случая, благодаря чему отечества их прославились и обрели счастье.
Кто, подобно этим людям, следует путём доблести, тому трудно завоевать власть, но легко удержать; трудность же состоит прежде всего в том, что им приходится вводить новые установления и порядки, без чего нельзя основать государство и обеспечить себе безопасность. А надо знать, что нет дела коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми.
... должны ли они для успеха своего начинания упрашивать или могут применить силу. В первом они обречены, во втором, то есть если они могут применить силу, им редко грозит неудача. Все вооружённые пророки победили, а все безоружные гибли."
Он ставит в пример жестокие действия какого-либо правителя не потому, что они жестокие, а потому что успешные. Жестокость - отнюдь не всегда лучший способ удержания власти. Главное для Макьявелли не она, а решительность и быстрота действий.
И среди римских императоров его привлекает больше всех Марк Аврелий, а отнюдь не самые жестокие правители.
Главной причиной того, что имморализм приписывается Макьявелли, в том, что те, кто это делает, сами используют принцип, что "цель оправдывает средства", и не могут представить другого. Среди тех, кто создавал этот миф - иезуиты, Фридрих 2 и другие негодяи.
Поэтому они принимают описание действительного положения вещей за одобрение.
Так, описывая пришедшего к власти с помощью злодеяний Агафокла, М. пишет: "... мы не найдём в жизни и делах Агафокла ничего или почти ничего, что бы досталось ему милостью судьбы, ибо... он достиг власти не чьим-либо покровительством, но службой в войске, сопряжённой с множеством опасностей и невзгод, и удержал власть смелыми действиями, проявив решительность и отвагу. Однако же нельзя назвать и доблестью убийство сограждан, предательство, вероломство, жестокость и нечестивость: всем этим можно стяжать власть, но не славу."
Кроме того, нужно принять во внимание адресатов этого трактата. Он написан для подношения Медичи, врагам Макьявелли, по приказу которых он совсем недавно был подвергнут пыткам и пишет теперь из ссылки. Он и так считает их недалёкими негодяями, и хотя всё равно в "Государе" есть призывы следовать великим примерам - это отчаянная попытка повлиять на события в безнадёжной ситуации, использовать 1 шанс из тысячи.

Николо Макиавелли
Государь
Государь
Государь - Макиавелли Никколо - скачать
Н.Макиавелли - Государь
fb2.zip | rtf.zip | rb | isilo3.pdb
НИККОЛО МАККИАВЕЛЛИ->ГОСУДАРЬ->Г­ЛАВЫ 1-8
"Государь" Николо Макиавелли - государство и государственность ...
Николо Макиавелли. Государь
Государь - Макиавелли Николо ...

Былое и думы - "Цель оправдывает средства"
Цель оправдывает средства. Макиавелли, Эскобар
"Государь (Макиавелли) — Википедия
Политическое учение Макиавелли
Академия управления ТИСБИ -... В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ МАКИАВЕЛЛИ

КОММЕНТАРИИ К ТЕКСТУ
ФЭБ: Пушкин. Table-talk. — 1949 (текст)
В зазоре между политикой и этикой. Уроки Макиавелли в XXI веке - Радио Свобода © 2009 RFE/RL, Inc.

Дживелегов Алексей Карпович. Никколо Макиавелли
Социально-политическая философия эпохи Возрождения (Н.Макиавелли). >>> ckct.org.ru
ФЭБ: Хлодовский. Никколо Макиавелли. — 1985 (текст)
Предупреждение Макиавелли
Афоризмы: Никколо Макиавелли
Право и государство в учении Николо Макиавелли
История философии. Энциклопедия. МАКИАВЕЛЛИ.
Фукуяма о Макьявелли

среда, 5 августа 2009 г.

Лопе де Вега Сонет о сонете

Феликс Лопе де Вега Карпио, Felix Lope de Vega y Carpio

Сонет о сонете

Мне Виолантой на мою беду
сонет заказан был, а с ним мороки:
четырнадцать в нём строк, считают доки
(из коих правда, три - уже в ряду).

А вдруг я рифмы точной не найду,
слагая во втором катрене строки!
И всё же, сколь катрены ни жестоки,
господь свидетель - с ними я в ладу!

А вот и первый подоспел терцет!
В терцете неуместна проволочка,
постойте, где же он? Простыл и след!

Второй терцет, двенадцатая строчка.
И раз тринадцать родилось на свет -
то всех теперь четырнадцать, и точка!

Перевод П.Грушко из:
Книга песен Из европейской лирики13-16 веков. М.,Московский рабочий, 1986

Ну, Виоланта! Задала урок!
Не сочинил я сроду ни куплета,
А ей – изволь сонет. Сонет же – это
Геенна из четырнадцати строк.

А впрочем, я четыре превозмог,
Хоть и не мыслил о судьбе поэта...
Что ж, если доберусь я до терцета,
Катрены не страшны мне, видит бог.

Вот я трехстишья отворяю дверь...
Вошел. И не споткнулся, право слово!
Один терцет кончаю. А теперь,

С двенадцатым стихом–черед второго...
Считайте строчки! Нет ли где потерь?
Четырнадцать всего? Аминь, готово!

Перевод С.Гончаренко
отсюда

За нежный поцелуй ты требуешь сонета.
Но шутка ль быть творцом четырнадцати строк
На две лишь четки рифм? Скажи сама, Лилета:
«А разве поцелуй безделка?» Дай мне срок!

Четыре есть стиха, осталось три куплета.
О Феб! о добрый Феб! не будь ко мне жесток,
Хотя немножечко парнасского мне света!
Еще строфа! Смелей! Уж берег недалек!

Но вот уж и устал! О мука, о досада!
Здесь, Лила — поцелуй! тут рифма и — надсада!
Как быть? Но бог помог! еще готов терцет!

Еще б один — и все! пишу! хоть до упада!
Вот!.. Вот! почти совсем!.. О радость, о награда!
Мой, Лила, поцелуй, и вот тебе сонет!

Перевод Жуковского. Также
ЗА НЕЖНЫЙ ПОЦЕЛУЙ ТЫ ТРЕБУЕШЬ СОНЕТА
Sonnets Сонеты о сонетах

Макиавелли Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки

Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки

1520

Жизнеописание успешного политического и военного деятеля из Лукки (1281-1328), гиббелина, благодаря личной доблести захватившего власть в Лукке и Пистойе, боровшегося с Флоренцией за власть над Пизой и в целом над Тосканой, не раз наносившего поражения Флоренции.

На самом деле, т.к. автор сильно отступает от исторической точности, скорее роман.

Читать
Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки
fb2.zip | rtf.zip | rb | isilo3.pdb
Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки
НИККОЛО МАККИАВЕЛЛИ. ЖИЗНЬ КАСТРУЧЧО КАСТРАКАНИ ИЗ ЛУККИ
Никколо Макиавелли. Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки

вторник, 28 июля 2009 г.

Макиавелли Рассуждения о первой декаде Тита Ливия

Никколо Макьявелли Рассуждения о первой декаде Тита Ливия Discorsi sopra la prima deca di Tito Livio

1513-1517

Используя сочинение Тита Ливия об истории Рима, примеры из недавнего прошлого и современной политической действительности Италии и Флоренции, Макьявелли пытается вывести общие законы политической деятельности, построения эффективного и конкурентоспособного государства, определения и достижения политическим деятелем политических целей.
Сравнение различных типов государственного устройства, их устойчивости и эффективности, в том числе и в столкновении с другими государствами.
Изложение простое и энергичное, наглядное непростых вопросов государственного управления.
Макьявелли приходит к выводу о преимуществе республиканских учреждений над единовластными, расширения приёма новых граждан над недопущением иммигрантов к политической жизни. Однако показывает и условия, при которых могут быть успешны и государства с единоличным правлением и республики с ограничением гражданских прав для большинства населения.
Показывает преимущества римского сочетания власти Сената и плебса, их постоянной борьбы и независимости различных институтов власти друг от друга. В этом видит основную причину превосходства Рима над другими государствами древности.
Много внимания уделяется причинам и подробностям организации войска разными типами государств. Показывает причины побед римлян над всеми соперниками и причины военной слабости государств современной ему Италии.
Одной из главных причин силы войска древнего Рима считает то, что войско состоит из свободных граждан.
Одним из главных условий процветания Рима (римской республики) и причиной государственного устройства считает доблесть и моральные качества его граждан, что полностью противоречит мифу о его "имморализме" и приписываемому ему его политическими противниками принципу "цель оправдывает средства". По мнению Макьявелли как раз цель определяет средства своего достижения. Он за доблесть и моральную чистоту времён римской републики.

суббота, 20 июня 2009 г.

Чосер Джоффри Розамунде


Джефри Чосер, Geoffrey Chauser

РОЗАМУНДЕ

Мадам, вы красоты храните клад,
Как мир таит неведомые страны,
Алмазной чистоты победный взгляд
И пламенный рубин щеки румяной.
На празднике, во пляске неустанной
Вы так прекрасны, юны, полны света,
Что проливаете бальзам на раны,
И пусть вовек ни ласки, ни привета.

И хоть я плачу день и ночь подряд,
Не может сердце горевать пространно:
Скажите слово, даже невпопад,
И вновь душа не убежит обмана.
Так я живу, склоненный покаянно,
Как рыцарь нерушимого обета,
Любить вас, Розамунда, непрестанно,
И пусть вовек ни ласки, ни привета.

Сильнее я любовию объят,
Чем окунь жареный объят сметаной;
И все о том приметы говорят,
Что я другая ипостась Тристана.
Моя любовь прочна и постоянна,
Душа сладчайшим пламенем согрета;
Что ни случись, душе не знать изъяна,
И пусть вовек ни ласки, ни привета.

Перевод С.Бунтмана

четверг, 18 июня 2009 г.

Томас Мор Сама жизнь - путь к смерти

Содержит мысль Феофраста (у Диогена Лаэртского, V, 2, 41). Стихи 9-10-реминисценция из Горация (Оды I, 11 к Левконое).>

   LVII. Сама жизнь - путь к смерти

Мы пустословим, и смерть далеко, далеко - полагаем,
    Но в средоточье нутра тайно сокрыта она.
  Может быть, в тот самый час, как на свет мы рождаемся только,
    Вместе, стопою одной, жизнь к нам крадется и смерть.
  Тайно какую-то часть, что его самого отмеряет,
    Час твоей жизни любой сам же у жизни крадет.
  Мало-помалу уходим, в одно мы мгновение гаснем, -
    Масла лишенный, вот так гибнет светильник во тьме.
  Хоть ничего и не губит, но время само смертоносно.
    Вот мы теперь говорим, и умираем меж тем.
 
Перевод Ю.Шульца

Боккаччо Сокрылась доблесть, честь угасла


Боккаччо Джованни, Giovanni Boccaccio

Сокрылась доблесть, честь угасла, стала
Италия всеобщею женой,
Кастальских муз не слышно ни одной,
О них не мыслят, их не чтут нимало.


На листья лавра вдруг цена упала
И на цветы; за скрюченной спиной
У всех стяжанья груз; и, взмыв гурьбой,
Пороков тьма кругом возликовала.


Коль милый слог и прозы, и стихов
Меж нас почти что все забыли прочно,
Тогда и чудо остается втуне.


Плачь же со мною, – жребий наш таков:
В быту новейшем творчество порочно
При благосклонной нынешней Фортуне.

Боккаччо На лодке госпожа моя каталась


Боккаччо Джованни, Giovanni Boccaccio

На лодке госпожа моя каталась,
И не было вокруг быстрей челна,
И пела песню новую она,
Как только песня прежняя кончалась.
И лодка то у берега качалась,
То с берега была едва видна,
И среди стольких жен в тот день одна
Рожденною на небесах казалась.

Я видел – словно к чуду наших дней,
Исполненные чувством восхищенья,
Тянулись люди к ней со всех сторон.

И пробуждалися в душе моей
Все чувства, и не знало насыщенья
Блаженство петь о том, как я влюблен.

Перевод Е.Солоновича

пятница, 15 мая 2009 г.

Несколько коротких фацетий

Поджо Браччолини, Поджо Флорентийский Gianfrancesco Poggio Bracciolini
Фацетии Фацеции Книга фацетий Facetiae
[XI]

О КРЕСТЬЯНАХ, КОТОРЫХ СПРОСИЛИ, ХОТЯТ ЛИ ОНИ ХРИСТА ЖИВОГО ИЛИ МЕРТВОГО

Из того же городка были отправлены в Ареццо люди, которым поручили купить деревянное распятие для местной церкви. Они пришли к мастеру, который, слушая их и видя, что имеет дело с людьми грубыми и бестолковыми, спросил у них смеха ради, какого они хотят Христа, живого или мертвого, на распятии. Они, поразмыслив некоторое время и посоветовавшись между собою тайком от мастера, объявили, что предпочитают, чтобы он был живой, потому что, если это не понравится народу, они его сейчас же убьют.

[XLVIII]

РАССКАЗ ФРАНЧЕСКО ФИЛЕЛЬФО

Мы беседовали в дружеской компании о наказании для неверных жен. Бонифацио Салутати заметил, что, по его мнению, лучшим наказанием было то, которым один из его друзей, болонец, угрожал своей жене. На наш вопрос о том, какое это наказание, он сказал: "Этот болонец, человек малопочтенный, имел жену не очень строгих нравов, которая иногда была добра и ко мне. Когда однажды ночью я подошел к их дому, то, стоя на улице, я услышал, как они жестоко между собой препирались. Муж упрекал жену, обвиняя ее в бесстыдстве. Та, как все ей подобные, отрицала все и оправдывалась. Тогда муж стал ей кричать: "Джованна, Джованна, я не буду тебя бить, я не буду тебя колотить, но я тебя буду оплодотворять столько, что дом будет полон детей. Тогда я оставлю тебя одну с потомством и уйду". Мы все очень смеялись по поводу наказания, которое этот человек так хорошо придумал, чтобы отомстить жене за ее неверность.


[LVII]

ОСТРОУМНЫЙ ОТВЕТ ТОГО ЖЕ ПОЭТА

Однажды Данте обедал, сидя между обоими Кане делла Скала, старшим и младшим. Чтобы насмеяться над поэтом, слуги того и другого потихоньку подбросили кости под ноги Данте. Когда убрали стол, все повернулись к Данте, удивленные, что только перед ним лежали кости. Тогда он, скорый на ответ, сказал: "Ничего удивительного, что собаки съели свои кости. А я ведь не собака {Игра слов: Кане (по-латыни canis) значит "собака".}.


[LXXIX]

СРАВНЕНИЕ ПЬЕТРО ДЕ ЭГИ

{Одна из немногих фацетий политического содержания. Она показывает, как хорошо понимал Поджо классовый характер городских усобиц во Флоренции.}

Во Флоренции во время одной из городских смут, когда среди граждан шел бой из-за формы правления и сторонник одной из партий был убит противниками среди страшного шума, некто, стоявший в отдалении, видя обнаженные мечи и людей, бегающих во все стороны, спросил у соседей, в чем тут дело. Один из них по имени Пьетро де Эги сказал: "Тут распределяются городские должности и службы".-- "Очень дорого они стоят,-- заметил тот,-- и не хочу я их". И сейчас же ушел.


[CV]

ШУТКА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА НАД ПЕРУДЖИНСКИМ ПОСЛОМ

В ту пору, когда флорентийцы вели войну с папой Григорием {Долгая и изнурительная война Флоренции с папой Григорием XI продолжалась три года. В год ее окончания (1378) вспыхнуло восстание чомпи. Поджо подробно описал эту войну в своей "Истории Флоренции".}, послы Перуджии, которая отложилась от папы, прибыли во Флоренцию просить помощи. Один из них, доктор, начиная длинную речь, в виде вступления произнес слова: "Дайте нам вашего масла". Его товарищ, остроумный человек, который терпеть не мог словесных излияний, перебил его: "Какое такое масло?! Ты просишь масла, когда нам нужны солдаты. Разве ты забыл, что мы пришли сюда просить военной помощи, а не масла?" Тот заметил, что приведенные им слова взяты из священного писания. "Хорошее дело! -- отвечал другой.-- Мы враги церкви, а ты обращаешься за помощью к священному писанию". Всех рассмешила эта шутка, которая оборвала бесполезные словоизвержения доктора и позволила приступить непосредственно к делу.


[CXXIV]

О ЖЕНЩИНЕ, КОТОРАЯ, ЖЕЛАЯ ЗАКРЫТЬ ГОЛОВУ, ОТКРЫЛА ЗАД

Одна женщина вследствие болезни кожи должна была обрить себе голову. Однажды соседка вызвала ее на улицу по очень нужному делу, и она, забыв второпях закрыть голову, вышла из дому на зов. Соседка, увидя ее, стала стыдить, что она вышла на люди с голой и безобразной головой. Тогда бритая, чтобы закрыть голову, подняла сзади юбку и, желая спрятать голое темя, обнажила зад. Присутствовавшие стали смеяться над женщиной, которая, чтобы избежать маленького срама, наделала большого. Это относится к тем, которые стараются прикрыть легкий проступок тяжелым преступлением.


Взято отсюда: Дживелегов Алексей Карпович Поджо Браччолини. Из "Фацетий" Мною исправлена 1 ошибка.

Фацетии

Поджо Браччолини, Поджо Флорентийский Gianfrancesco Poggio Bracciolini
Фацетии Фацеции Книга фацетий Facetiae
1438-1453
Написанный на латыни сборник коротких рассказов и анекдотов. Создан зачастую на основании услышанного в
"il Bugiale" (Вральне) - комнате в папском дворце, где собирались секретари, писцы и другие работники канцелярий, заходили кардиналы, послы европейских держав, герцоги и проч. Душой этой компании был Поджо.
Упоминаемые в книге лица - реальные гуманисты, кардиналы и т.д., но, конечно, не всё описываемое происходило фактически.
Для последующих веков много в книге непристойностей. Поджо говорил об этом, что его цель не непристойность, а смех.
Объясняя в предисловии цель написания книги, Поджо пишет о желании создать книгу на латыни не о серьёзных и учёных вещах, а о том "что не требует никаких украшений, никакого ораторского пафоса."
Многие истории из книги имеют источником античные произведения. В то же время сами они стали основой многих сюжетов последующей европейской литературы.
Поджо Браччолини. Из "Фацетий"
Poggii Facetiae (1-120)

Алексей Дживелегов; Пождо Браччолини и его «Фацетии», cкачать ...

Поджо Браччолини Фацетии Москва, Терра - Terra. 1996 ISBN 5-852555-754-4

вторник, 12 мая 2009 г.

Поджо Браччолини

Поджо Браччолини, Поджо Флорентийский Gianfrancesco Poggio Bracciolini
11 февраля 1380, близ Ареццо — 10 октября 1459, Флоренция
Родился в г.Терранова в Тоскане в семье аптекаря.
Изучал нотариальное дело в университете Флоренции.
Вошёл в кружок канцлера Флоренции Коллуччо Салутати, знаменитого гуманиста. В 1402 г. выдержал экзамен на должность нотариуса и был принят в цех юристов. После этого получил должность писца в канцелярии Салутати (Салютати). Кроме самого Салутати, в кружок входили Лионардо Бруни (старше Поджо на 10 лет), Никколо Никколи (на 15). Чтобы заполучить более высокооплачиваемую должность, по совету Бруни, отправляется в 1403 г. в Рим. Благодаря флорентийским рекомендациям получает вскоре должность апостолического писца у папы Бонифация 9. Вскоре после смерти Бонифация обострился церковный раскол, служащие папской канцелярии становились поочерёдно сторонниками пап Григория 12, Бенедикта 13, Александра 5 в зависимости от того, кто из трёх брал верх в борьбе, а кому приходилось бежать от врагов. Поджо сначала был сторонником Григория, потом Александра, затем стал сторонником его преемника - Иоанна 23. Иоанн сделал его апостолическим секретарём и взял на собор в Констанцу (1414).
Констанцский собор низложил всёх трёх пап и избрал единственного нового, Мартина 5 (1418), римского патриция Оддо Колонна. Поджо не ждал от него ничего хорошего, поэтому принял приглашение кардинала Бофора, позвавшего его в Англию. Через 4 года он вернулся в Рим, получив таки при Мартине 5 должность секретаря. Оставался на этой должности и при папах Евгении 4 (1431-1447) и при Николае 5 (до 1453), затем до 1458 г. занимал должность канцлера Флоренции. За год до смерти удалился в родную Терранову (в местности Вальдорно).
Предпочитал общаться и всю жизнь дружил с гуманистами земляками из Флоренции. С гуманистами из других областей Италии (например, Валла) были сложные взаимоотношения вплоть до публичной вражды.
Группы Салутати, позднее Никколо Никколи, к которым принадлежал Поджо, завершали первый этап гуманизма. Они вели борьбу со средневековой схоластикой, но сами были ещё во многом заражены идеологией аскетизма. Лишь единичные гуманисты, вроде Боккаччо, решались сделать шаг в сторону гедонизма. Однако они ощущали недостаток в авторитетной теоретической основе. Поколение Поджо пошло дальше в развитии гедонизма, а одной из теоретических основ стали открытые им античные сочинения. В ходе его путешествий по монастырям и библиотекам, тщательно подготовленным предварительной перепиской с возможными владельцами, им были открыты несколько речей Цицерона, несколько комедий Плавта, Валерий Флакк, Квинтилиан, Аммиан Марцеллин, Силий Италик, весь Лукреций, весь Стаций, Колумела, Петроний.
Его перу принадлежат многочисленные учёные латинские сочинения "О скупости", "О лицемерии" и т.д., не оставившие особого следа ни в науке, ни в литературе.
Также он автор имеющих исторический интерес диалогов: "De nobilitate", в котором содержатся ценные сведения о современном автору положении дел в городах Италии (в отличие от теоретических, оторванных от практики сочинений современников); "De varietate fortunae", где Поджо одним из первых подходит к древнеримским развалинам как объекту научного изучения, содержатся мемуарные сведения о правлении Евгения 4 и описание путешествия купца Никколо Конти по странам Востока, оказавшее влияние на решение Колумба искать новый путь в Индию; "De infelicetate principum" - злободневного публицистического трактата в защиту республиканского строя.
Во флорентийской политике и лоббировании при папском дворе охотно поддерживал Медичи, а неохотно Альбицци. В помощь Медичи в 1440 г. сфальсифицировал приказ об аресте главного папского полководца, кардинала Вителлески.
Был душою общества, в т.ч. душою кружка во времена Мартина 5, собиравшегося в одной из комнат папского дворца, состоявшего из секретарей, писцов, клерков папы, к которым время от времени присоединялись кардиналы, послы государств, купцы, имевшие какие-либо дела при папском дворе. Этот кружок, как и комната, где он собирался, получил название "il Bugiale" (Вральня).
На основе этих рассказов Поджо написал своё самое известное сочинение - Facetiae (Фацетии, Фацеции) на латыни.
В личной жизни считался любителем непристойных шалостей, зачастую дурного вкуса, оставил много внебрачных детей.
Полемизировал с нефлорентийскими гуманистами Филельфо (высмеивается в Фацетиях) и Валлой. Их гедонизм (более умеренный и теоретический, чем практика Поджо) и критика папства и монашества были всё-таки слишком смелыми и последовательными для практичного флорентийца. Кроме того, его критика падения нравов духовенства и папского двора, грозная теоретически, оказывается снисходительной, когда дело доходит до него самого или друзей.

Lib.ru/Классика: Дживелегов Алексей Карпович. Поджо Браччолини и ...

Поджо Браччолини

Поджо Браччолини // Литературная энциклопедия. Т. 9. — 1935
Браччолини, Поджо
Жак Эрс Повседневная жизнь папского двора времён Борджиа и Медичи. 1420-1520. М: Молодая гвардия, 2007. isbn 978-5-235-02964-4
P.S. Сторонники "новой хронологии" считают Поджо едва ли не главным фальсификатором античности.

воскресенье, 29 марта 2009 г.

Письмо к Франческо Веттори от 10 декабря 1513 года

Никколо Макиавелли.
Письмо флорентийскому послу при папском дворе из своего имения, где Макиавелли находился в ссылке после пыток, применённых к нему по подозрению в участии в заговоре Боски против Медичи.
Состоит из описания образа жизни в ссылке: хозяйственные заботы, выпивка и разговоры в обществе мясника, мельника и т.д., прогулки на природе, ловля дроздов, вечерами - 4 часа чтения и написания собственных книг (речь идёт о написании трактата "Государь".
Обсуждает возможность поднесения книги в дар победившему врагу - Медичи, может быть получится вернуться на государственную службу: "... по прочтении этой вещи будет видно, что я не проспал и не проиграл в бирюльки те пятнадцать лет, которые были посвящены изучению государственного искусства, и всякий захочет использовать богатый опыт человека, готового им поделиться. Что касается моей верности, в ней не следует сомневаться, потому что, ранее всегда соблюдая верность, я не могу теперь вдруг её нарушать; и кто был верным и честным, как я, сорок три года, не изменит свою природу за один миг; свидетельство моей верности и честности - моя бедность."
Критические и текстологические работы:

НИККОЛО МАККИАВЕЛЛИ->ДЕСЯТЬ ПИСЕМ->ПРЕДИСЛОВИЕ
МАКИАВЕЛЛИ, НИККОЛО
pdf (jpg)
КОММЕНТАРИИ К ТЕКСТУКОММЕНТАРИИ К ТЕКСТУ

Текст:

Ссылка на файл в формате pdf (jpg)
НИККОЛО МАККИАВЕЛЛИ. ДЕСЯТЬ ПИСЕМ. DrevLit.Ru - библиотека...

среда, 25 марта 2009 г.

О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны

О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны

Когда Луций Фурий Камилл вернулся в Рим после победы над жителями Лациума, много раз восстававшими против римлян, он пришел в Сенат и сказал речь, в которой рассуждал, как поступить с землями и городами латинян. Вот как передает Ливий его слова и решение Сената:
"Отцы сенаторы, то, что должно было свершить в Лациуме войной и мечом, милостью богов и доблестью воинов наших ныне окончено. Воинство врагов полегло у Педа и Астуры, земли и города латинян и Анциум, город вольсков, взяты силой или сдались вам на известных условиях. Мы знаем, однако, что племена эти часто восстают, подвергая отечество опасности, и теперь нам остается подумать, как обеспечить себя на будущее время: воздать ли им жестокостью или великодушно их простить. Боги дали вам полную власть решить, должен ли Лациум остаться независимым или вы подчините его на вечные времена. Итак, подумайте, хотите ли вы сурово проучить тех, кто вам покорился, хотите ли вы разорить дотла весь Лациум и превратить в пустыню край, откуда не раз приводили вы в опасное время на помощь себе войска, или вы хотите, по примеру предков ваших, расширить республику Римскую, переселив в Рим тех, кого еще они победили, и этим дается вам случай со славой расширить пределы города. Я же хочу сказать лишь следующее: то государство стоит несокрушимо, которое обладает подданными верными и привязанными к своему властителю; однако дело, которое надо решить, должно быть решено быстро, ибо перед вами множество людей, трепещущих между надеждой и страхом, которых надо вывести из этой неизвестности и обратить их умы к мыслям о каре или о награждении. Долгом моим было действовать так, чтобы и то и другое было в вашей власти; это исполнено. Вам же теперь предстоит принять решение на благо и пользу республики".

воскресенье, 22 марта 2009 г.

Валла Лоренцо

Лоренцо Валла, Lorenzo Valla
Произведения на латыни, переводы на англ. язык
ЛОРЕНЦО ВАЛЛА->ИСТОРИЯ ДЕЯНИЙ ФЕРДИНАНДА, КОРОЛЯ АРАГОНА->ТЕКСТ
Валла из трактата О наслаждении, о свободе воли, Сопоставление Нового Завета.
Об обете монашествующих.
Рассуждение о подложности так называемой Дарственной грамоты Константина.
История Фердинанда Арагонского.
//philosophers.narod.ru/images/renaiss/valla.jpg” не может быть показано, так как содержит ошибки.

Информация об учёном
Даты жизни:
1407-1457
Научная биография:
В начале карьеры прославился как знаток латыни и (древне)греческого языка (учителя в греческом языке - Ауриспа и Ринуччо). Общение с учеными-гуманистами Бруни(1426), в римской курии папы Мартина 5 (1417-1431) входил (?-1431) в кружок гуманистов "Вральня" вместе с Поджо Браччолини, Антонио Лоски, Чинчо Романо, Монтепульчано, Антонио Беккаделли(Панормита). Большое влияние оказали на В. трактат Квинтилиана "Обучение оратора" и поэма Лукреция "О природе вещей", открытые Поджо Браччолини в 1416 и 1417 гг. К этому периоду относятся работы: филологическая "О сравнении Цицерона с Квинтилианом" (не сохранилась), с критикой Цицерона (в т.ч. как юриста) и первая редакция диалога "О наслаждении", где излагаются идеи Эпикура. В 1431-1433 преподавание риторики в Павийском университете (Катон Сакко и Маффео Веджо). Вторая редакция диалога "О наслаждении", начало работы над трактатом "О красотах латинского языка", юридическая работа "О девизах и геральдических знаках" с критикой средневековых глоссаторов. В 1435-1447 работал секретарем Неаполитанского короля Альфонса Арагонского. Издал «О красотах латинского языка» — выяснение точного значения латинских слов и их правильного и изящного употребления — имело большой успех у современников и позднее; кроме массы рукописей, существует более 30 печатных изданий только XV века. В этот период изданы первая редакция "Диалектики" (1439-1440) ("Перекапывание диалектики и философии"), критика схоластической диалектики и Аристотеля. Диалог "О свободе воли" (1438-1442) направлен против концепции Боэция: несмотря на последствия первородного греха человек сохранил способность самостоятельного выбора между добром и злом. В 1440 в трактате "De falsa credita et ementita Constantini donatione" доказал подложность "Константинова дара", документа, на котором римские папы основывали притязания на светскую власть. Валла комментировал латинских писателей Ливия, Саллюстия, Квинтилиана; перевёл Геродота, Фукидида, а также часть «Илиады» и некоторые басни Эзопа; писал философские трактаты и исторические произведения. Характерные черты учёно-литературной деятельности Валлы — резкий критицизм по отношению к церковным и гуманистическим авторитетам и ожесточенная борьба против аскетизма. В частности, Валла опровергал церковное учение о происхождении апостольского символа. В «Рассуждении против Ливия, что два Тарвкиния, Луций и Аррунс, были внуками, а не сыновьями Тарквиния Древнего» выступил против мнения Ливия, основываясь на резонных хронологических соображениях. Этот критицизм вызвал со всех сторон резкие нападки на Валлу: он едва спасся от инквизиции за мнение об апостольском символе и должен был вести ожесточенную полемику с Поджо Браччолини, Фацио и другими гуманистами. В философии и жизни Валла был сторонником умеренного эпикурейского наслаждения. Против аскетизма он выступил в двух трактатах: «Об истинном и ложном благе» (1432), где он, изобразив диалог христианина, стоика и эпикурейца, нападает на стоицизм и пытается примирить с христианством эпикуреизм, и «О монашеском обете», где он резко восстает против монашеского института. Но Валла не был враждебен христианству и интересовался церковно-богословскими вопросами, особенно в последний, римский период (1447-1457, секретарь папы Николая 5) своей деятельности: он составил филологические поправки к принятому переводу Нового Завета "Сопоставление Нового завета", написал: «Беседу о таинстве пресуществления» и потерянное теперь сочинение об исхождении св. Духа. В "Похвальном слове святому Фоме Аквинскому" дал ему низкую оценку как теологу, противопоставляя его взгляды апостолу Павлу и другим. По заказу Альфонса Арагонского, он написал также историю его отца «О деяниях Фердинанда, короля Арагона» (1446)
Википедия
Биография
Лоренцо Валла

Лоренцо Валла: Владимир Соловьев
Валла, Лоренцо — Chronowiki




Рассуждение о подложности так называемой дарственн...

Эрс Жак

Жак Эрс Jacques Heers
Автор ряда научно-популярных книг.
Jacques Heers - Wikipédia - [ Перевести эту страницу ]

Информация об учёном
Даты жизни:
неизвестны
Научная биография:
Французский историк, специалист по Средневековью.

О его книге см.: Серия Повседневная жизнь человечества

Макиавелли Никколо

Никколо ди Бернардо Макиавелли Nikkolo di Bernardo Machiavelli
Никколо Макьявелли.
Дипломат, историк и политик, идеи и сочинения которого актуальны до сих пор.


Де Санктис Ф. МАКИАВЕЛЛИ. Перевод Добровольской Ю.
НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ (1469-1527) Портрет работы Альтмана НИККОЛО ...
Макиавелли, Никколо — Википедия
Никколо ди Бернардо Макиавелли / Nikkolo di Bernardo Machiavelli ...
МАКИАВЕЛЛИ, НИККОЛО
Никколо Макиавелли. Афоризмы, мысли, фразы.
Афоризмы - Никколо Макиавелли
Макиавелли Никколо ди Бернардо
Никколо Макиавелли - Итальянское Возрождение


Информация об учёном
Даты жизни:
03.05.1469 - 21.06.1527
Научная биография:
Из-за бедности семьи не мог позволить себе поступить в университет. Занимался самообразованием.
Описывал (документировал) как исторические события, в которых сам принимал участие. Фундаментальные исторические и политические труды писал в ссылке.
Научные сочинения относятся к истории и политической сфере:
История Флоренции,
Рассуждения о первой декаде Тита Ливия,
О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны,
Описание того, как избавился герцог Валентино от Вителлоццо Вителли, Оливеротто да Фермо, синьора Паоло и герцога Гравина Орсини,
Государь (Князь),
Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки