Топ-100
Показаны сообщения с ярлыком Goethe. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Goethe. Показать все сообщения

понедельник, 22 ноября 2010 г.

Театральное призвание Вильгельма Мейстера

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe


Театральное призвание Вильгельма Мейстера Wilhelm Meisters theatralische Sendung


1777-1785


Известен также как Прамейстер (Urmeister).


Рукопись была обнаружена в 1910 г. Впервые напечатан в 1911.
Второй роман Гёте. Неокончен. Написаны были 6 частей, - они сохранились, и начало 7-й части (не сохранилась). Из одного из писем Гёте известно, что книга должна была состоять из 12 частей.
Поездка в Италию и служба в Эрфурте помешали закончить роман.
Позднее этот материал был использован для написания романов Ученические годы Вильгельма Мейстера (Годы учения Вильгельма Мейстера) и Годы странствий Вильгельма Мейстера (4 первые части с минимальными изменениями вошли в Годы учения).
Основное отличие Прамейстера в том, что герой здесь - по-настоящему одарённый молодой человек (как актёр и драматург), тогда как герой Годов учения - не имеет большого таланта.
Отличное изображение детства героя, его увлечения театром, яркие картины театрального быта Германии середины 18 века. Многие персонажи из театральной среды имеют реальных прототипов в истории немецкого театра.
Герман Гессе:
Театральное призвание Вильгельма Мейстера - великолепное сокровище, на которое нельзя вдоволь налюбоваться; но наслаждаться нам приходится лишь фрагментом, этим чудесным свидетельством уходящих лет юности Гёте и наступающей зрелости."
Несмотря на то, что роман не был окончен, читается как вполне цельное и отделанное произведение. Видимо тут история сходная с историей Казаков Толстого: никак не получалось реалистически завершить произведение согласно первоначальному замыслу, и работа была просто прекращена.
Для книги были написаны несколько отличных стихотворений, позднее также опубликованные в Годах учения..., а затем издававшиеся в качестве отдельных произведений.


В сети русского перевода нет.
Издавалась в серии Литературные памятники в 1981 и 1984 годах.


Книги и авторы: Ещё одно стихотворение из Вильгельма Мейстера (Сдержись, я тайну не нарушу...)
Книги и авторы: Песня Миньоны из романа Гёте Ученические годы Вильгельма Мейстера
Книги и авторы: Певец (из Вильгельма Мейстера Гёте)
Книги и авторы: Кто с хлебом слёз своих не ел
Книги и авторы: Кто одинок, того звезда...
Книги и авторы: Кто сам любил, поймёт...

воскресенье, 21 ноября 2010 г.

Кто сам любил, поймёт...

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe


Перевод Мея:

Нет, только тот, кто знал
   Свиданья жажду,
Поймет, как я страдал
   И как я стражду.

Гляжу я вдаль... нет сил,
   Тускнеет око...
Ах, кто меня любил
   И знал - далеко!

Вся грудь горит... Кто знал
   Свиданья жажду,
Поймет, как я страдал
   И как я стражду.


Перевод Миримского:

Кто сам любил, поймёт
Моё унынье!
Одна у тихих вод,
Брожу в кручине,
Смотрю на небосвод
За далью синей.
Ах! Кто мне дорог, тот
Всё на чужбине.
Любовь как пламя, жжёт
Мне сердце ныне:
Кто сам любил, поймёт
Моё унынье!


Перевод Пастернака:


Кто знал тоску, поймет
Мои страданья!
Гляжу на небосвод,
И душу ранит.
В той стороне живет,
Кто всех желанней:
Ушел за поворот
По той поляне.
Шалею от невзгод,
Глаза туманит...
Кто знал тоску, поймет
Мои страданья.

Написано для романа Театральное признание Вильгельма Мейстера. Позднее вошло в Годы учения Вильгельма Мейстера.

среда, 17 ноября 2010 г.

Кто одинок, того звезда...

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe




     Wer sich der Einsamkeit ergiebt
Ach! der ist bald allein,
Ein jeder lebt, ein jeder liebt,
Und läßt ihn seiner Pein.
Ja! laßt mich meiner Qual!
Und kann ich nur einmal
Recht einsam seyn,
Dann bin ich nicht allein.

     Es schleicht ein Liebender lauschend sacht,
Ob seine Freundin allein?
So überschleicht bey Tag und Nacht
Mich Einsamen die Pein,
Mich Einsamen die Qual.
Ach werd’ ich erst einmal
Einsam im Grabe seyn,
Da läßt sie mich allein!



Перевод Тютчева:





      Кто хочет миру чуждым быть,
Тот скоро будет чужд, —
Ах, людям есть кого любить,
Что им до наших нужд!

 
Так! что вам до меня?
Что вам беда моя?
Она лишь про меня, —
С ней не расстанусь я!

Как крадется к милой любовник тайком:
 «Откликнись, друг милый, одна ль?»
Так бродит ночию и днем
Кругом меня тоска,
Кругом меня печаль!..

Ах, разве лишь в гробу
 От них укрыться мне —
В гробу, в земле сырой —
Там бросят и оне!

1830

Перевод Григорьева:

  
О, кто одиночества жаждет, 
      Тот скоро один остается!
     Нам всем одинаково в мире живется, 
      Где каждый - и любит,  и страждет.
      И мне не расстаться с глубоким, 
      Изведанным горем моим...
     Пусть буду при нем я совсем одиноким, 
      Но все же не буду одним.
     Одна ли подруга? Подходит
      Украдкой подслушать влюбленный...
     Вот так-то и горе стопой потаенной
      Ко мне,  одинокому,  входит.
     И утром,  и ночью глубокой
      Я вижу и слышу его:
     Оно меня разве лишь в гроб одинокой
      Положит совсем одного.

     1852

Перевод Пастернака:

Кто одинок, того звезда
Горит особняком.
Все любят жизнь, кому нужда
Общаться с чудаком?
Оставьте боль мучений мне.
С тоской наедине
Я одинок, но не один
В кругу своих кручин.


Как любящий исподтишка
К любимой входит в дом,
Так крадется ко мне тоска
Днем и при свете ночника,
При свете ночника и днем,
На цыпочках тайком.
И лишь в могиле под землей
Она мне даст покой.


Написано до ноября 1783 г. для Театрального призвания Вильгельма Мейстера. Позднее вошло в Годы учения...

вторник, 16 ноября 2010 г.

Кто с хлебом слёз своих не ел

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe


     Wer nie sein Brod mit Thränen as,
Wer nie die kummervollen Nächte
Auf seinem Bette weinend sas,
Der kennt euch nicht, ihr himmlischen Mächte.
     Ihr führt ins Leben uns hinein,
Ihr laßt den Armen schuldig werden,
Dann überlaßt ihr ihn der Pein;
Denn alle Schuld rächt sich auf Erden.

Перевод Жуковского:


Кто слез на хлеб свой не ронял,
Кто близ одра, как близ могилы,
В ночи, бессонный, не рыдал, —
Тот вас не знает, вышни силы!
На жизнь мы брошены от вас!
И вы ж, дав знаться нам с виною,
Страданью выдаете нас,
Вину преследуете мздою.
1816

Перевод Тютчева:


Кто с хлебом слёз своих не ел,
Кто в жизни целыми ночами
На ложе, плача, не сидел,
Тот незнаком с небесными властями

 Они нас в бытие манят —
Заводят слабость в преступленья,
И после муками казнят:
Нет на земли проступка без отмщенья!

1831

Перевод Григорьева:


Кто со слезами свой хлеб не едал, 
 Кто никогда от пелен до могилы, 
 Ночью на ложе своем не рыдал, 
 Тот вас не знает, силы.
 
 Вы руководите в жизни людей, 
 Вы предаете их власти страстей, 
 Вы ж обрекаете их на страданье:
 Здесь на земле есть всему воздаянье!

 1852
Перевод Цветаевой:
Кто с плачем хлеба не вкушал, Кто, плачем проводив светило, Его слезами не встречал, Тот вас не знал, небесные силы! Вы завлекаете нас в сад, Где обольщения и чары; Затем ввергаете нас в ад: Нет прегрешения без кары! Увы, содеявшему зло Аврора кажется геенной! И остудить повинное чело Ни капли влаги нет у всех морей вселенной!
1941
Историю цветаевского перевода см. здесь.
Написано в 1782-83 гг. для Театрального призвания Вильгельма Мейстера. Опубликовано в Годах учения... Затем печаталось как отдельное стихотворение.

понедельник, 15 ноября 2010 г.

Певец (из Вильгельма Мейстера Гёте)


Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe



Der Sänger.

Was hör’ ich draußen vor dem Thor,
Was auf der Brücke schallen?
Laß den Gesang vor unserm Ohr
Im Saale wiederhallen!
Der König sprach’s, der Page lief;
Der Knabe kam, der König rief:
Laßt mir herein den Alten!

Gegrüßet seyd mir, edle Herrn,
Gegrüßt ihr, schöne Damen!
Welch reicher Himmel! Stern bei Stern!
Wer kennet ihre Namen?
Im Saal voll Pracht und Herrlichkeit
Schließt, Augen, euch; hier ist nicht Zeit,
Sich staunend zu ergetzen.

Der Sänger drückt’ die Augen ein,
Und schlug in vollen Tönen;
Die Ritter schauten muthig drein,
Und in den Schoos die Schönen.
Der König, dem das Lied gefiel,
Ließ, ihn zu ehren für sein Spiel,
Eine goldne Kette reichen.

Die goldne Kette gib mir nicht,
Die Kette gib den Rittern,
Vor deren kühnem Angesicht
Der Feinde Lanzen splittern;
Gib sie dem Kanzler, den du hast,
Und laß ihn noch die goldne Last
Zu andern Lasten tragen.

Ich singe wie der Vogel singt,
Der in den Zweigen wohnet;
Das Lied, das aus der Kehle dringt,
Ist Lohn, der reichlich lohnet.
Doch darf ich bitten, bitt’ ich eins:
Laß mir den besten Becher Weins
In purem Golde reichen.

Er setzt’ ihn an, er trank ihn aus:
O Trank voll süßer Labe!
O wohl dem hochbeglückten Haus,
Wo das ist kleine Gabe!
Ergeht’s euch wohl, so denkt an mich,
Und danket Gott so warm, als ich
Für diesen Trunk euch danke.



Перевод Катенина:


ПЕВЕЦ
ИЗ  ГЕТЕ
В стольном Киеве великом
Князь Владимир пировал;
Окружен блестящим ликом,
В светлой гридне заседал.
Всех бояр своих премудрых,
Всех красавиц лепокудрых,
Сильных всех богатырей
Звал он к трапезе своей.

За дубовый стол сахáрных
Сорок яств принесены;
Меду сладкого янтарных
Сорок чаш опразднены —
Всех живит веселье ново;
Изронил златое слово
Князь к гостям: «Пошлем гонца, —
Грустен пир, где нет певца».

Молвил князь; гонец поспешный
Скоро в путь, скорей — назад,
И певец на пир утешный,
Вдохновенный с ним Услад.
Вещий перст живые струны
Всколебал; гремят перуны:
Зверем рыщет он в леса,
Вьется птицей в небеса.

Бодры юноши внимали,
Быстрый взор в певца вперя;
Девы красные вздыхали,
Робким оком долу зря.
Князь, чудясь искусству дивну,
Повелел златую гривну
С цепью бисерной принесть —
Песней сладких в мзду и честь.

«Не дари меня ты златом,
Цепью редкой не дари.
Пусть в наряде сем богатом
В брань текут богатыри;
Им бояр укрась почтенных,
Власти бременем стягченных:
Воин — меч, а судия —
Щит державы твоея.

Я пою, как птица в поле,
Оживленная весной;
Я пою: чего мне боле?
Песнь от сердца — дар драгой.
Если ж хочешь, князь, награду
По желанью дать Усладу, —
Пусть почтит меня княжна
Кубком светлого вина».

Налит кубок: «Будьте здравы,
Гости честные, всегда;
Обо мне во дни забавы
Вспомяните иногда.
Дом ваш полон всем, и сами
Вы любимы небесами:
Благодарны ж будьте им.
Сколько гость ваш вам самим».
1814

Перевод К.С.Аксакова:

ПЕВЕЦ

суббота, 13 ноября 2010 г.

Ещё одно стихотворение из Вильгельма Мейстера (Сдержись, я тайну не нарушу...)

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe




Heiß mich nicht reden, heiß mich schweigen,
Denn mein Geheimnis ist mir Pflicht;
Ich möchte dir mein ganzes Innre zeigen,
Allein das Schicksal will es nicht.

Zur rechten Zeit vertreibt der Sonne Lauf
Die finstre Nacht, und sie muss sich erhellen;
Der harte Fels schließt seinen Busen auf,
Missgönnt der Erde nicht die tief verborgnen Quellen.

Ein jeder sucht im Arm des Freundes Ruh!',
Dort kann die Brust in Klagen sich ergießen;
Allein ein Schwur drückt mir die Lippen zu,
Und nur ein Gott vermag sie aufzuschließen.



Перевод К.С.Аксакова:


Не говорить, молчать должна я,
Мне клятва эта - долг святой,
Перед тобой бы всё сказать желая, -
Не так назначено судьбой.

В урочный час меняет солнца луч
Ночную тень, и свет его сменяет,
Из недр скалы бьет тихо вешний ключ,
Она своих даров от мира не скрывает.

Отрадно всем в рыданьях и слезах
Пред другом всё излить, что сердце гложет,
Но клятва на моих лежит устах -
И только бог лишь разрешить их может.

1839

Перевод Б.Л.Пастернака:


Сдержись, я тайны не нарушу,
Молчанье в долг мне вменено.
Я б всю тебе открыла душу,
Будь это роком суждено.

Расходится ночная мгла
При виде солнца у порога,
И размыкается скала,
Чтоб дать источнику дорогу.

И есть у любящих предлог
Всю душу изливать в признаньи,
А я молчу, и только Бог
Разжать уста мне в состояньи.


В Театральном призвании Вильгельма Мейстера приводится как цитата из незрелой героической пасторали "Царственная отшельница" главного героя. На самом деле это произведение молодого Гёте. Можно было бы подумать, что и это стихотворение из того же источника. Однако стихотворный размер и другие признаки указывают на то, что, скорее всего, написано во время работы над романом в 1782. Позднее стихотворение вошло в Годы учения Вильгельма Мейстера.

четверг, 4 ноября 2010 г.

Песня Миньоны из романа Гёте Ученические годы Вильгельма Мейстера

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe




Одно из любимых стихотворений Гёте, многократно переведённое на русский язык - Песня Миньоны. Впервые была написана для неопубликованного при жизни романа - Театральное призвание Вильгельма Мейстера (1777-1786, впервые напечатан в 1911). Позднее была включена в роман Годы учения Вильгельма Мейстера (1796). Затем включалась в сборники стихов Гёте и как отдельное стихотворение. От окончательного варианта первоначальный отличался тем, что обращение в последней строке было во всех куплетах одинаково - мой повелитель.

Mignon

Kennst du das Land, wo die Zitronen blüh'n,
Im dunkeln Laub die Goldorangen glüh'n,
Ein sanfter Wind vom blauen Himmel weht,
Die Myrte still und hoch der Lorbeer steht,
Dahin! Dahin
Möcht' ich mit dir, o mein Geliebter, zieh'n.

Kennst du das Haus? Auf Säulen ruht sein Dach,
Es glänzt der Saal, es schimmert das Gemach,
Und Marmorbilder stehn und seh'n mich an:
Was hat man dir, du armes Kind, getan?
Kennst du es wohl?
Dahin! Dahin
Möcht ich mit dir, o mein Beschützer, zieh'n.

Kennst du den Berg und seinen Wolkensteg?
Das Maultier sucht im Nebel seinen Weg;
In Höhlen wohnt der Drachen alte Brut;
Es stürzt der Fels und über ihn die Flut.
Kennst du ihn wohl?
Dahin! Dahin
Geht unser Weg! o Vater, laß uns zieh'n!
1784

Перевод Жуковского:

Мина (1817)








[Романс]
 
Я знаю край! там негой дышит лес,
Златой лимон горит во мгле древес,
И ветерок жар неба холодит,
И тихо мирт и гордо лавр стоит...
     Там счастье, друг! туда! туда
Мечта зовет! Там сердцем я всегда!