пятница, 28 августа 2009 г.

Капитанская дочка Пушкина

Совершенный во всех отношениях роман.
Ясная, продуманная композиция; яркие события и персонажи; здесь есть даже (в отличие от подавляющего большинства романов, западных и русских (да и всех иных)) несомненно положительный (каким его считает и автор, каковым он является и объективно, исходя из получившегося характера и совершаемых им поступков) Герой - Петр Гринёв. Точность исторических обстоятельств и подробностей.
Роскошная и краткая точность и легкость языка: каждая неоднозначность многозначна, но не двусмысленна.
В отличие от многих талантливых авторов, Пушкин (в Капитанской дочке) не отступает ни на шаг ради популярности (=доступности) от художественности. Точная краткость против многословных уточнений Достоевского и Толстого.
Восприятие КД в советской школе как рассказ о Пугачёве, а не Гринёве, запутал многих тогдашних школьников. Этому заблуждению способствовало и то, что рассказ ведётся от первого лица, а настоящий Герой скромен, добросовестен в описании событий и людей, и не занимается саморекламой (как Онегин или Печорин). Краткость непонятна тугодумным почитателям Достоевского и Толстого (хотя в "Хаджи-Мурате" Толстой достигает почти пушкинской краткости).

среда, 26 августа 2009 г.

Дубровский

Пушкин неслучайно не опубликовал и не окончил "Дубровского". Он видел, что повесть по замыслу столь тривиальна и неудачна, что не стоит и пытаться исправить или закончить её. Главные персонажи и ситуации неестественны и схематичны (единственное, что более или менее (именно менее для Пушкина) удалось - это описание Троекурова и порядков в его имении, да и то, слишком уж он плоский злодей для Пушкина). В общем, это тривиальное романтическое произведение той эпохи с присущими ей смешными (убогими) ужимками типа переодевания в француза, карикатурным разделением положительных (у Дубровского в имении полное взаимопонимание барина и крестьян) и отрицательных героев (у Троекурова в имении несправедливость и жестокости) и т.п. Насколько уступает "Дубровский" естественности и художественности законченных "Капитанской дочки ", "Повестей Белкина", и остановленного там, где начинается та же романтическая чушь, "Арапа Петра Великого"!
Популярностью повесть обязана советским временам, когда из-за описания Троекурова, и того, что Дубровский борется с помещиками, её включили в школьную программу, несмотря на очевидную художественную слабость.

понедельник, 17 августа 2009 г.

Лев Толстой Виктора Шкловского (ЖЗЛ)

Полное имя автора:
Виктор Борисович Шкловский

Биография Толстого с квалифицированным литературоведческим разбором произведений.

Информация о произведении
Полное название: Лев Толстой
Дата создания:
1963

История создания:
Из серии Жизнь замечательных людей. Существует второе издание, существенно изменённое и переработанное.

Cсылки на текст произведения:
Шкловский В. Б. Лев Толстой. — М.: Мол. гвардия, 1963. — 864 с., ил. : 27 л. ил. — (Жизнь замечательных людей; Вып. 6 (363))
Есть в платной библиотеке Литрес

Семейное счастие Льва Толстого

Семейное счастие
автор: Лев Толстой
1859

Дамский роман

"Когда я смотрела вперед по аллее, по которой мы шли, мне все казалось, что туда дальше нельзя было идти, что там кончился мир возможного, что все это навсегда должно быть заковано в своей красоте. Но мы подвигались, и волшебная стена красоты раздвигалась, впускала нас, и там тоже, казалось, был наш знакомый сад, деревья, дорожки, сухие листья. И мы точно ходили по дорожкам, наступали на круги света и тени, и точно сухой лист шуршал под ногою, и свежая ветка задевала меня по лицу. И это точно был он, который, ровно и тихо ступая подле меня, бережно нес мою руку, и это точно была Катя, которая, поскрипывая, шла рядом с нами. И, должно быть, это был месяц на небе, который светил на нас сквозь неподвижные ветви ...
Но с каждым шагом сзади нас и спереди снова замыкалась волшебная стена, и я переставала верить в то, что можно еще идти дальше, переставала верить во все, что было."

Редкий для Л.Толстого случай, когда повествование ведётся от первого лица. В данном случае - от лица молодой женщины.
Разочарование от полученного результата заставило Толстого на время отойти от писательского ремесла.
Дело, на самом деле было не в том, как исполнено - ведь психологические подробности, описание состояния "дикого восторга", описания природы - превосходны.
Слишком узка для Толстого задача - написать дамский роман.
Но, как и в других жанрах, до Толстого другим авторам - как до неба.


Семейное счастие
приятного чтения
полный текст книги, версия для печати
Lib.ru/Классика: Толстой Лев Николаевич. Семейное счастье

Лев Толстой СЕМЕЙНОЕ СЧАСТЬЕ - радиоспектакль mp3 - скачать ...

Московский театр Мастерская П. Фоменко: Семейное счастие



Спектакль «Семейное счастие» - Расписание, рецензии, фотографии ...



Комментарии
[PDF]Традиции семейного романа в творчестве Л.Н. Толстого

вторник, 11 августа 2009 г.

Севастопольские рассказы Льва Толстого

Лев Николаевич Толстой

Севастопольские рассказы
1855-56

март - 27 декабря 1855 г. На основе личных впечатлений ноября 1854 - августа 1855 гг. Первые 2 рассказа написаны непосредственно в осаждённом Севастополе, 3-й - окончен в декабре 1855 г. в Петербурге, напечатан в 1856. В этом цикле проявлены все основные свойства таланта Толстого: реализм, психологизм.
Лев Толстой. Севастопольские рассказы
Л. Н. Толстой. Севастопольские рассказы | Библиотека Комарова

Лев Толстой в 1856 г.
Улицы, дома, люди г. Севастополя. Лев Толстой - воин-художник. К ...



четверг, 6 августа 2009 г.

Реабилитация: Политические процессы 30-50-х годов

Реабилитация: Политические процессы 30-50-х годов

Сборник документов включает:
постановления 1987-1989 гг. Политбюро ЦК КПСС по вопросам, связанным с реабилитацией жертв политических репрессий,
доклад Хрущёва на 20-м съезде КПСС,
сообщения о работе по реабилитации в 1952-1961 гг.,
справки по 11 сфабрикованным политическим процессам 1930-1950-х годов,
Постановление Секретариата ЦК КПСС от 07.07.1990 г. и
Указ Президента СССР.
В качестве приложения публикуется (первая публикация)"Сталин и кризис пролетарской диктатуры" (т.наз. "Платформа Рютина").
Книга снабжена толковыми комментариями.

Реабилитация: Полит. процессы 30-50-х годов / Под общ. ред. А.Н.Яковлева. - М.: Политиздат, 1991. - 461 с.: ил. - (Б-ка журн. "Известия ЦК КПСС").
ISBN 5-250-01429-1

среда, 5 августа 2009 г.

Лопе де Вега Сонет о сонете

Феликс Лопе де Вега Карпио, Felix Lope de Vega y Carpio

Сонет о сонете

Мне Виолантой на мою беду
сонет заказан был, а с ним мороки:
четырнадцать в нём строк, считают доки
(из коих правда, три - уже в ряду).

А вдруг я рифмы точной не найду,
слагая во втором катрене строки!
И всё же, сколь катрены ни жестоки,
господь свидетель - с ними я в ладу!

А вот и первый подоспел терцет!
В терцете неуместна проволочка,
постойте, где же он? Простыл и след!

Второй терцет, двенадцатая строчка.
И раз тринадцать родилось на свет -
то всех теперь четырнадцать, и точка!

Перевод П.Грушко из:
Книга песен Из европейской лирики13-16 веков. М.,Московский рабочий, 1986

Ну, Виоланта! Задала урок!
Не сочинил я сроду ни куплета,
А ей – изволь сонет. Сонет же – это
Геенна из четырнадцати строк.

А впрочем, я четыре превозмог,
Хоть и не мыслил о судьбе поэта...
Что ж, если доберусь я до терцета,
Катрены не страшны мне, видит бог.

Вот я трехстишья отворяю дверь...
Вошел. И не споткнулся, право слово!
Один терцет кончаю. А теперь,

С двенадцатым стихом–черед второго...
Считайте строчки! Нет ли где потерь?
Четырнадцать всего? Аминь, готово!

Перевод С.Гончаренко
отсюда

За нежный поцелуй ты требуешь сонета.
Но шутка ль быть творцом четырнадцати строк
На две лишь четки рифм? Скажи сама, Лилета:
«А разве поцелуй безделка?» Дай мне срок!

Четыре есть стиха, осталось три куплета.
О Феб! о добрый Феб! не будь ко мне жесток,
Хотя немножечко парнасского мне света!
Еще строфа! Смелей! Уж берег недалек!

Но вот уж и устал! О мука, о досада!
Здесь, Лила — поцелуй! тут рифма и — надсада!
Как быть? Но бог помог! еще готов терцет!

Еще б один — и все! пишу! хоть до упада!
Вот!.. Вот! почти совсем!.. О радость, о награда!
Мой, Лила, поцелуй, и вот тебе сонет!

Перевод Жуковского. Также
ЗА НЕЖНЫЙ ПОЦЕЛУЙ ТЫ ТРЕБУЕШЬ СОНЕТА
Sonnets Сонеты о сонетах

Макиавелли Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки

Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки

1520

Жизнеописание успешного политического и военного деятеля из Лукки (1281-1328), гиббелина, благодаря личной доблести захватившего власть в Лукке и Пистойе, боровшегося с Флоренцией за власть над Пизой и в целом над Тосканой, не раз наносившего поражения Флоренции.

На самом деле, т.к. автор сильно отступает от исторической точности, скорее роман.

Читать
Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки
fb2.zip | rtf.zip | rb | isilo3.pdb
Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки
НИККОЛО МАККИАВЕЛЛИ. ЖИЗНЬ КАСТРУЧЧО КАСТРАКАНИ ИЗ ЛУККИ
Никколо Макиавелли. Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки

Законы Ур-Намму

Ранее считалось, что этот первый дошедший до нас свод законов принадлежал Ур-Намму, основателю III династии Ура. Теперь многие ученые склоняются к мысли, что автором этого кодекса был его сын Шульги (2093-2046 г.до н.э.). На сегодня мы, к сожалению, располагаем только плохо сохранившейся глинянной табличкой с копией законов, сделанной несколько столетий спустя.


Два обломка таблички находятся в Ниппурской коллекции Музея Древнего востока в Стамбуле. Оба сильно повреждены.
На лицевой стороне - введение. Сами законы записаны на другой стороне.

Ур-Намму - основатель 3-й династии Ура.


... Ежемесячно он установил в качестве регулярного жертвоприношения своего 90 гур ячменя, 30 овец и 30 ка масла. После того как Ан и Энлиль передали Нанне царственность Ура, тогда Ур-Намму , сын, порожденный богиней Нинсун, для своей возлюбленной матери-родительницы, по справедливости и истинности его... семь ... он воистину дал ему ... Наммахани, энси Лагаша воистину он убил.Могуществом Нанны, владыки Града, он возвратил корабль Магана Нанны ... дабы он стал славен в Уре.
В те времена поля были обложены податью нискум, над торговым судоходством был поставлен начальник моряков, над пастухом был поставлен взиматель быков, взиматель овец, взиматель ослов...Тогда Ур-Намму, могучий муж, царь Ура, царь Шумера и Аккада, могуществом Нанны, владыки Града, по праведному повелению Уту, воистину установил справедливость в Стране, воистину он изгнал зло, насилие и раздор. Он отстранил начальника моряков от торгового судоходства, взимателя быков, взимателя овец и взимателя ослов - от пастуха и тем установил свободу в Шумере и Аккаде.В те времена он ... Уммы, Марада и Казаллу ...
Он установил семь ... Он сделал бронзовую меру в 1 ка, гирю в одну мину он утвердил, гирю в один сикль он утвердил (по отношению к) мине.В те времена берега Тигра и Евфрата ...
... Старшего садовника он поставил. Сирота не был отдаваем во власть богатого, вдова не была отдаваема (во власть) сильного, человек сикля не был отдаваем (во власть) человеку мины,Несколько строк разрушено.Статьи законов
§ 4. Если жена человека завлекла другого человека, и он спал с ней, он (т. е. муж) убьет эту женщину. В прелюбодеянии этом он (т. е. прелюбодей) будет свободен (от наказания).
§ 5. Если человек злонамеренно лишит невинности девственную рабыню другого человека, этот человек должен уплатить пять сиклей серебра.
§ 6. Если человек оставил свою жену, не бывшую прежде замужем, он должен уплатить одну мину серебра.
§ 7. Если он оставил (бывшую) вдову, он уплатит полмины серебра.
§ 8. Если же он сожительствовал со вдовой без ... брачного контракта, он не должен платить ей ничего...
§ 10. Если человек возвел на другого человека обвинение в ... (колдовстве) и подверг его испытанию Рекой и бог Реки очистил его, то тот, кто подверг его испытанию, должен уплатить три сикля серебра.
§ 11. Если человек возвел на жену другого человека обвинение в прелюбодеянии, но бог Реки очистил ее, обвинитель должен уплатить одну треть мины серебра.
§ 12. Если (будущий) зять вошел в дом своего (будущего) тестя (с подарками), а затем тесть отдал его невесту другому человеку, он (тесть) вернет ему принесенные им дары вдвойне.
§ 13. ... он уплатит ему два сикля серебра.
§ 14. Если раб или (?) рабыня сбежали (?) и пересекли пределы города, (а другой) человек вернул ее (их?), хозяин уплатит тому, кто вернул (их?) два (?) сикля серебра.
§ 15. Если человек другому человеку оружием (?) конечность повредил, он уплатит десять сиклей серебра.
§ 16. Если человек другому человеку сломал орудием кость, он уплатит одну мину серебра.
§ 17. Если человек другому человеку ножом (?) отрезал нос, он уплатит две трети мины серебра.
§ 18. Если пальцы (?) ему он отрезал ... за каждый палец (?) он уплатит ... сиклей серебра.
§ 19. Если зубы ему он выбил, он уплатит два сикля серебра (за каждый зуб?)...
§ 21. ... он принесет. Если рабыни у него нет, он может уплатить десять сиклей серебра. Если серебра у него нет, он может уплатить любым имуществом.
§ 22. Если чья-либо рабыня сочла себя равной своей госпоже бранила ее, она (госпожа) натрет ей рот 1ка соли.
§ 23. Если чья-либо рабыня сочла себя равной своей госпоже ударила ...
§ 25. Если человек выступил свидетелем (в суде) и уличен во лжи, он уплатит пятнадцать сиклей серебра. ,..
§ 26. Если человек выступил свидетелем (в суде), но отказался принести клятву, он возместит спорную сумму.
§ 27. Если человек злонамеренно возделал поле, принадлежащее (другому) человеку, и он (собственник) возбудил против него судебное дело, но тот пренебрег, этот человек потеряет свои труды.
§ 28. Если человек поле другого человека воде дал затопить он отмерит (хозяину поля) три гура ячменя за каждый ику поля.
§ 29. Если человек другому человеку отдал пахотное поле для возделывания, но тот поля не возделывал и превратил его в залежь, он отмерит (хозяину поля) три гура ячменя за каждый ику поля.
(Далее текст разбит за исключением некоторых обрывков фраз.)


Сэмюэл Ной Крамер. // История начинается в Шумере, «Наука», Москва, 1991 ISBN 5-02-016729-0

фрагмент шумерского текста в латинской транскрипции и русский дословный перевод:

tukum-bi Если
(lu-lu-ra (человек человеку
gish-...-ta) орудием...)
gir in-kud его...
...-a-ni отрезал ногу,
10-gin-ku-babbar 10 шекелей серебром
i-la-e он должен заплатить.

tukum-bi Если
lu-lu-ra человек человеку
gish-tukul-ta оружием
gir-pad-du кости
al-mu-ra-ni ... (вариант: которые он сломал)
in-zi-ir перебил,
1-ma-na-ku-babbar 1 мину серебром
i-la-e он должен заплатить.

tukum-bi Если
lu-lu-ra человек человеку
geshpu-ta орудием "гешпу"
ka-...in-kud отрезал нос (?)
2/3-ma-na-ku-babbar 2/3 мины серебром
i-la-e он должен заплатить.

Перевод Ф.Л.Мендельсона
Из: Сэмюэл Ной Крамер. // История начинается в Шумере, «Наука», Москва, 1991 ISBN 5-02-016729-0

суббота, 1 августа 2009 г.

Пастернак Несколько положений

Опубликована в альманахе Современник в 1922

Несколько положений
1 Когда я говорю о мистике, или о живописи, или о театре, я говорю с той миролюбивой необязательностью, с какой рассуждает обо всём свободомыслящий любитель.
Когда речь заходит о литературе, я вспоминаю о книге и теряю способность рассуждать. Меня надо растолкать и вывести насильно, как из обморока, из состояния физической мечты о книге, и только тогда, и очень неохотно, превозмогая лёгкое отвращение, я разделю чужую беседу на любую другую литературную тему, где речь будет идти не о книге, но о чём угодно ином, об эстраде, скажем, или о поэтах, о школах, о новом творчестве и т. д.
По собственной же воле, без принуждения, я никогда и ни за что из мира своей заботы в этот мир любительской беззаботности не перейду.

2 Современные течения вообразили, что искусство как фонтан, тогда как оно – губка.
Они решили, что искусство должно бить, тогда как оно должно всасывать и насыщаться.
Они сочли, что оно может быть разложено на средства изобразительности, тогда как оно складывается из органов восприятия.
Ему следует всегда быть в зрителях и глядеть всех чище, восприимчивей и верней, а в наши дни оно познало пудру, уборную и показывается с эстрады; как будто на свете есть два искусства и одно из них, при наличии резерва, может позволить себе роскошь самоизвращения, равную самоубийству. Оно показывается, а оно должно тонуть в райке, в безвестности, почти не ведая, что на нём шапка горит и что, забившееся в угол, оно порождено светопрозрачностью и фосфоресценцией, как некоторой болезнью.

3 Книга есть кубический кусок горячей, дымящейся совести – и больше ничего.
Токование – забота природы о сохранении пернатых, её вешний звон в ушах. Книга – как глухарь на току. Она никого и ничего не слышит, оглушённая собой, себя заслушавшаяся.
Без неё духовный род не имел бы продолжения. Он перевёлся бы. Её не было у обезьян.
Её писали. Она росла, набиралась ума, видала виды, – и вот она выросла и – такова. В том, что её видно насквозь, виновата не она. Таков уклад духовной вселенной.
А недавно думали, что сцены в книге – инсценировки. Это – заблуждение. Зачем они ей? Забыли, что единственное, что в нашей власти, это суметь не исказить голоса жизни, звучащего в нас.
Неумение найти и сказать правду – недостаток, которого никаким уменьем говорить неправду не покрыть. Книга – живое существо. Она в памяти и в полном рассудке: картины и сцены – это то, что она вынесла из прошлого, запомнила и не согласна забыть.

4 Жизнь пошла не сейчас. Искусство никогда не начиналось. Оно бывало постоянно налицо до того, как становилось.
Оно бесконечно. И здесь, в этот миг за мной и во мне, оно – таково, что как из внезапно раскрывшегося актового зала меня обдаёт его свежей и стремительной повсеместностью и повсевременностью, будто это: приводят мгновение к присяге.
Ни у какой истинной книги нет первой страницы. Как лесной шум, она зарождается бог весть где, и растёт, и катится, будя заповедные дебри, и вдруг, в самый тёмный, ошеломительный и панический миг, заговаривает всеми вершинами сразу, докатившись.

5 В чём чудо? В том, что жила раз на свете семнадцатилетняя девочка по имени Мэри Стюарт и как-то в октябре у окошка, за которым улюлюкали пуритане, написала французское стихотворение, кончавшееся словами:

Car mon pis et mon mieux
Sont les plus désert lieux.*)
В том, во-вторых, что однажды в юности, у окна, за которым кутёжничал и бесновался октябрь, английский поэт Чарльз Альджернон Суинберн закончил «Chastelard'а», в котором тихая жалоба пяти Марииных строф вздулась жутким гуденьем пяти трагических актов.
В третьих, в том, наконец, что когда как-то раз, тому назад лет пять, переводчик взглянул в окно, он не знал, чего ему удивляться больше.
Тому ли, что елабужская вьюга знает по-шотландски и, как и в оный день, всё ещё тревожится о семнадцатилетней девочке, или же тому, что девочка и её печальник, английский поэт, так хорошо, так задушевно хорошо сумели рассказать ему по-русски про то, что по-прежнему продолжает волновать их обоих и не оставило преследовать.
Что это значит? – задался переводчик вопросом. Что там делается?
Отчего сегодня так тихо (и ведь вместе так вьюжно!) там? Казалось бы, по тому, что мы туда посылаем, там должны бы истекать кровью. Между тем – там улыбаются.
Вот в чём чудо. В единстве и тожественности жизни этих троих и целого множества прочих (свидетелей и очевидцев трёх эпох, лиц биографии, читателей) – в заправдашнем декабре неизвестно какого года, который гудит и сипнет там, за окном, под горой, в ... искусстве.
Вот в чём оно.

6 Существуют недоразуменья. Их надо избежать. Здесь место дани скуке.
Говорят – писатель, поэт…
Эстетики не существует. Мне кажется, эстетики не существует в наказанье за то, что она лжёт, прощает, потворствует и снисходит. Что, не ведая ничего про человека, она плетёт сплетню о специальностях.
Портретист, пейзажист, жанрист, натюрмортист? Символист, акмеист, футурист? Что за убийственный жаргон!
Ясно, что это – наука, которая классифицирует воздушные шары по тому признаку, где и как располагаются в них дыры, мешающие им летать.
Неотделимые друг от друга поэзия и проза – полюса.
По врождённому слуху поэзия подыскивает мелодию природы среди шума словаря и, подобрав её, как подбирают мотив, предаётся затем импровизации на эту тему.
Чутьём, по своей одухотворённости, проза ищет и находит человека в категории речи, а если век его лишён, то на память воссоздаёт его, и подкидывает, и потом, для блага человечества, делает вид, что нашла его среди современности. Начала эти не существуют отдельно.
Фантазируя, наталкивается поэзия на природу. Живой действительный мир – это единственный, однажды удавшийся и всё ещё без конца удачный замысел воображения. Вот он длится, ежемгновенно успешный. Он все ещё – действителен, глубок, неотрывно увлекателен. В нём не разочаровываешься на другое утро. Он служит поэту примером в большей ещё степени, нежели – натурой и моделью.

7 Безумье – доверяться здравому смыслу. Безумье – сомневаться в нём. Безумье – глядеть вперёд. Безумье – жить не глядючи. Но заводить порою глаза и при быстро подымающейся температуре крови слышать, как мах за махом, напоминая конвульсии молний на пыльных потолках и гипсах, начинает ширять и шуметь по сознанью отражённая стенопись какой-то нездешней, несущейся мимо и вечно весенней грозы, это уж чистое, это во всяком случае – чистейшее безумье!
Естественно стремиться к чистоте.
Так мы вплотную подходим к чистой сущности поэзии. Она тревожна, как зловещее круженье десятка мельниц на краю голого поля в чёрный, голодный год.

Пастернак Выступление на конгрессе в защиту культуры

Выступление на антифашистском конгрессе писателей в Париже 24.06.1935
Пастернак был включён в советскую делегацию в последний момент, находился всё время поездки и туда и обратно и в Париже, в состоянии тяжёлой депрессии (начавшейся ещё до поездки).
Из путанной речи Пастернака получилась такая краткая запись у Марины Цветаевой (не делегат, но присутствовала) и Николая Тихонова (одного из советских делегатов).

Выступление на конгрессе в защиту культуры

Поэзия останется навсегда той, превыше всяких Альп прославленной высотой, которая валяется в траве, под ногами, так что надо только нагнуться, чтобы её увидеть и подобрать с земли; она всегда будет проще того, чтобы её можно было обсуждать в собраниях; она навсегда останется органической функцией счастья человека, переполненного блаженным даром разумной речи, и, таким образом, чем больше будет счастья на земле, тем легче будет быть художником.