Топ-100
Показаны сообщения с ярлыком педагогика и Толстой. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком педагогика и Толстой. Показать все сообщения

суббота, 7 мая 2011 г.

Статья Толстого О народном образовании 1874 года

Лев Толстой

О народном образовании

1874

Замечание: есть статья Толстого с тем же названием, напечатанная в журнале Ясная Поляна в 1862 г. В статье 1874 г. Толстой на неё ссылается.
Написана в то время, когда Толстой в 3-й раз занимался педагогикой (1 раз в 1849 г., когда он открыл школу в Ясной Поляне, 2-й раз - в 1859-1862, когда открыл около 20 школ в Ясной Поляне и окрестных деревнях, предпринял поездку по Западной Европе для ознакомления с передовыми педагогическими методами, издавал педагогический журнал Ясная Поляна).
В начале 1870-х Толстой писал Азбуку (издана в 1872 г.), в 1874 году был избран от земства членом училищного совета и помощником уездного председателя училищного совета (Крапивенский уезд, 1874-1876), данная  статья во многом написана на основе обобщения опыта, полученного на этой должности. Толстой вновь открывает школы в Крапивенском уезде, используя на этот раз не только свои средства, но и земские. Сам вновь принимает участие в обучении грамоте крестьянских детей. Кроме того, перерабатывает Азбуку в Новую азбуку, Арифметику и четыре Русские книги для чтения (1875), устраивает проверку методов обучения грамоте в деревенских и московских школах. Разрабатывает план создания в Ясной Поляне "семинарии" для подготовки учителей начальной школы, получает от правительства разрешение, но не смог добиться финансирования.
Статья формально посвящена критике так называемого "звукового метода", однако на самом деле её критическая направленность шире: она направлена против построения педагогической практики "сверху", исходя из некоей общей, оторванной от самой практики, теории.
Толстой развивает мысль из статьи 1862 года о том, что надо больше исходить из потребностей "обучаемого", а не навязывать готовые формы. Он повторяет, что критерием образования является свобода, а единственным методом - опыт.

вторник, 22 марта 2011 г.

Яснополянская школа Льва Толстого (1861 год)

Лев Толстой

Яснополянская школа за ноябрь и декабрь месяцы

Статья была написана для журнала Ясная поляна и напечатана в 1-ом номере 5 февраля 1862 г.

Общий очерк характера школы

Начинающих у нас нет. Младший класс читает, пишет, решает задачи 3 первых правил арифметики и рассказывает священную историю, так что предметы разделяются по расписанию следующим образом:

1) чтение механическое и постепенное; 2) писание; 3) каллиграфия; 4) грамматика; 5) священная история; 6) русская история; 7) рисование; 8) черчение; 9) пение; 10) математика; 11) беседы из естественных наук и 12) закон Божий.

Прежде чем говорить о преподавании, я должен сделать краткий очерк того, что такое Яснополянская школа, и того, в каком периоде роста она находится.

Как всякое живое существо, школа не только с каждым годом, днем и часом видоизменяется, но и подвержена временным кризисам, невзгодам, болезням и дурным настроениям. Через такой болезненный кризис прошла Яснополянская школа нынешним летом. Причин тому было много: во-первых, как и всегда летом, все лучшие ученики выбыли, только изредка уже встречали мы их в поле на работах и пастбищах; во-вторых, новые учителя прибыли в школу, и новые влияния начали отражаться на ней; в-третьих, все лето каждый день приносил новых посетителей - учителей, пользовавшихся летними вакациями. А для правильного хода школы нет ничего вреднее посетителей. Так или иначе учитель подделывается под посетителей.

Учителей четыре. Два старых - уже два года учат в школе, привыкли к ученикам, к своему делу, к свободе и внешней беспорядочности школы. Два учителя новых - оба недавно сами из школы - любители внешней аккуратности, расписания, звонка, программ и т.п., не вжившиеся в жизнь школы так, как первые. То, что́ для первых кажется разумным, необходимым, не могущим быть иначе, как черты лица любимого, хотя и некрасивого ребенка, росшего на глазах, - для новых учителей представляется иногда исправимым недостатком.

Школа помещается в двухэтажном каменном доме. Две комнаты заняты школой, одна - кабинетом, две - учителями. На крыльце, под навесом, висит колокольчик с привешенной за язычок веревочкой; в сенях внизу стоят бары и рек (гимнастика), наверху в сенях - верстак. Лестница и сени истоптаны снегом или грязью; тут же висит расписание.

Порядок учения следующий: часов в восемь учитель, живущий в школе, любитель внешнего порядка и администратор школы, посылает одного из мальчиков, которые почти всегда ночуют у него, звонить.

На деревне встают с огнем. Уже давно виднеются из школы огни в окнах, и через полчаса после звонка, в тумане, в дожде или в косых лучах осеннего солнца, появляются на буграх (деревня отделена от школы оврагом) темные фигурки по две, по три и поодиночке. Табунное чувство уже давно исчезло в учениках. Уже нет необходимости ему дожидаться и кричать: "Эй, ребята! В училищу!" Уже он знает, что училище среднего рода, много кое-чего другого знает и, странно, вследствие этого не нуждается в толпе. Пришло ему время, он и идет. Мне с каждым днем кажется, что все самостоятельнее и самостоятельнее делаются личности и резче их характеры. Дорогой почти никогда я не видал, чтобы ученики играли - нешто кто из самых маленьких или из вновь поступивших, начатых в других школах. С собой никто ничего не несет - ни книг, ни тетрадок. Уроков на дом не задают.

суббота, 4 декабря 2010 г.

Покраснеть перед ребенком

...человеческое страстное влияние полезно, воспитательно действует на человеческих детей, а разумное, логическое влияние действует вредно. Это мое убеждение не придуманное, а выжитое. В воспитании всегда, везде, у всех была и есть одна ошибка: хотят воспитывать разумом, одним разумом, как будто у ребенка только и есть один разум. И воспитывают один разум, а все остальное, то есть все главное, идет, как оно хочет. Обдумают систему воспитания разумом опять, и по ней хотят вести всё, не соображая того, что воспитатели сами люди и беспрестанно отступают от разума. В школах учителя сидят на кафедрах и не могут ошибаться. Воспитатели тоже становятся перед воспитанниками на кафедру и стараются быть непогрешимыми.
Но детей не обманешь, они умнее нас. Мы им хотим доказать, что мы разумны, а они этим вовсе не интересуются, а хотят знать, честны ли мы, правдивы ли, добры ли, сострадательны, есть ли у нас совесть, и к несчастию, за нашим стараньем выказаться только непогрешимо разумными, видят, что другого ничего нет.
Сделать ошибку перед ребенком, увлечься, сделать глупость, человеческую глупость, даже дурной поступок и покраснеть перед ребенком и сознаться, гораздо воспитательнее действует, чем 100 раз заставить покраснеть перед собой ребенка и быть непогрешимым. Ребенок знает, что мы тверже, опытнее его и всегда сумеем удержать перед ним эту ореолу непогрешимости, но он знает, что для этого мало нужно, и он не ценит этой ловкости, а ценит краску стыда, которая выступила против моей воли на лицо и говорит ему про все самое тайное, хорошее в моей душе. Я помню, как передо мной покраснел раз Карл Иваныч.

191. А. А. Толстой. Ноября 26...27
Из письма Толстого его родственнице А.А.Толстой в ответ на известие, что она назначена воспитательницей великой княжны Марии Александровны.
Карлом Ивановичем называет своего воспитателя Фёдора Ивановича Росселя, выведенного под именем Карл Иванович в повести Детство.
Примечания

понедельник, 18 января 2010 г.

Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?

Лев Николаевич Толстой 

 Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?


Описывается опыт преподавания в яснополянской школе в 1859-1862 гг. Вот преимущество частной школы! Непринужденная, увлекательная обстановка, творчество и увлеченность учителя и учеников.

Дата создания:

1862

История создания:
Написана для педагогического журнала "Ясная Поляна", издававшегося Л.Толстым в 1862 году во время второго периода школьной деятельности (1859-1862).

Cсылки на критические и текстологические работы: Новая Газета | Цветной выпуск от 05.09.2008 №34 — 35 | «Я не ...
Контрольная Педагогика
"Демократизация" учебника
Философия для детей / Библиотека / О педагогическом общении. Как ...
Педагогика ненасилия.ЯСНОПОЛЯНСКАЯ ШКОЛА Л.Н. ТОЛСТОГО 
 
Cсылки на текст произведения: Читать книгу "Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят"
Образование и воспитание

пятница, 11 сентября 2009 г.

Лев Толстой Воспитание и образование

Статья из №7 педагогического журнала "Ясная Поляна" за 1862.
Расматривается вопрос, обсуждавшийся со многими деятелями педагогики Европы во время 2-го заграничного путешествия Толстого (1860-61 гг.).
Толстого волнует соотношение образования и воспитания в процессе образования.
Опасение в том, что воспитание вносит в образование принуждение, делает обучаемого подчинённым воспитателю. "Воспитатель старается окружить своего питомца непроницаемой стеной от влияния мира и только сквозь свою научную школьно-воспитательную воронку пропускает то, что считает полезным", "Везде влияние жизни отстранено от забот педагога, везде школа обстроена китайскою стеной книжной мудрости, сквозь которую пропускается жизненное образовательное влияние только настолько, насколько нравится воспитателям."
Т.к. Толстой убеждён, что любое принуждение в образовании вредно, он предлагает совсем исключить воспитание из школы.
Далее он рассматривает как обстоит дело с воспитанием, т.е. принуждением в гимназиях, в семьях, в кадетских корпусах, университетах. Приводит возражения, основанные, например, на том, что студенты в основном занимаются предметами в течение двух недель перед экзаменом, в остальное время занимаются изучением других вещей.
Университетские знания не нужны после выхода из университета, никто не знает какие специалисты требуются в каких количествах и т.д.
Как всегда, Толстой проницателем и наблюдателен, перечни того чем не занимаются и занимаются студенты очень интересны.
Вывод Толстого: меньше воспитание в учёбе, меньше принуждения,только свободно выбранное учеником образование эффективно. Нужно ликвидировать современные университеты, а развивать публичные лекции и поощрять самообразование по книгам.

Воспитание и образование (fb2) | Либрусек
Воспитание и образование


Л.Д. Опульская. Комментарии. Л.Н. Толстой. Воспитание и образование
Педагогика ненасилия. ЯСНОПОЛЯНСКАЯ ШКОЛА Л.Н. ТОЛСТОГО [DOC]РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ №4/2003

пятница, 10 июля 2009 г.

Лев Толстой О народном образовании

Полное имя автора:
Лев Николаевич Толстой

Внимание: есть другая статья Толстого с тем же названием - Книги и авторы: Статья Толстого О народном образовании 1874 года
Программная статья для первого номера педагогического журнала "Ясная Поляна".
Статья обобщает накопленные Л.Толстым знания о педагогике (более узко - о начальном образовании простого народа), полученные им из чтения книг об образовании философов и педагогов, личных бесед и переписки со многими деятелями педагогики Европы в 1859-1861 гг. Кроме того, Толстой посещал занятия школ и детские сады в Германии, Франции, Швейцарии и Англии, знакомясь там с методами и содержанием преподавания. Принимал во внимание Толстой и опыт США в этой сфере.
Как видно из статьи, в Марселе Толстой посетил большинство школ и провёл в одиночку фактически социологическое (ещё не было такой науки) исследование результатов обучения в школах этого города.
Педагогическая программа Толстого в виде практических советов Общие замечания для учителя из Азбуки.
"То странное психологическое состояние, которое я назову школьным состоянием души, которое мы все, к несчастью, так хорошо знаем, состоит в том, что все высшие способности - воображение, творчество, соображение уступают место каким-то другим, полуживотным способностям - произносить звуки независимо от воображения, считать числа сряду: 1, 2, 3, 4, 5, воспринимать слова, не допуская воображению подставлять под них какие-нибудь образы; одним словом, способность подавлять в себе все высшие способности для развития только тех, которые совпадают с школьным состоянием, - страх, напряжение памяти и внимание. ... Как скоро ребёнок дошёл до этого положения, утратил всю независимость и самостоятельность, как только проявляются в нём различные симптомы болезни - лицемерие, бесцельная ложь, тупик и т.п., так ... он попал в колею, и учитель начинает быть им доволен. Тогда тоже появляются те неслучайные, но повторяющиеся явления, что самый глупый ребёнок делается лучшим учеником и самый умный - худшим учеником."
"СознАем же, наконец, тот закон, ... что для того, чтобы образовывающемуся знать, что хорошо и что дурно, образовывающийся должен иметь полную власть выразить своё неудовольствие или, по крайней мере, уклониться от того образования, которое по инстинкту не удовлетворяет его, что критериум педагогики есть только один - свобода."
Информация о произведении

О народном образовании

1862

Напечатана в первом номере журнала "Ясная Поляна" в 1862 г.
Cсылки на критические и текстологические работы:

Л.Д. Опульская. Комментарии. Л.Н. Толстой. О народном образовании
Выготский против Толстого
О втором заграничном путешествии Л.Толстого в 1860 году, в т.ч. выдержки из книги Р. Левенфельда "Граф Л. Н. Толстой, его жизнь и сочинения" также здесь интересна выдержка из статьи фон Боде, где со слов Юлия Штецера описывается посещение Л.Толстым школы в Веймаре

Cсылки на текст произведения:
Л.Н. Толстой - Собрание сочинений
Л.Н.Толстой. Собр. соч. в 22 т. Т.16. О народном образовании

вторник, 7 июля 2009 г.

Азбука Льва Толстого

Лев Николаевич Толстой

"Азбуку" мою, — писал Лев Толстой двоюродной тетке, — пожалуй, не смотрите. Вы не учили маленьких детей, вы далеко стоите от народа и ничего не увидите в ней. Я же положил на нее труда и любви больше, чем на все, что я делал, и знаю, что это одно дело моей жизни важное. Ее оценят лет через 10 те дети, которые по ней выучатся".
По свидетельству одного из близких друзей, Лев Николаевич Толстой однажды сказал: "Дети строгие судьи в литературе. Нужно, чтобы рассказы были для них написаны и ясно, и занимательно, и нравственно". И еще одно непременное условие предъявлял Толстой к детским книжкам — простота. О ней он говаривал, что "это огромное и трудно достижимое достоинство".
"печатается с одного конца, а с другого все пишется и прибавляется. Эта азбука одна, - продолжал Толстой, - может дать работы на сто лет. Для неё нужно знание греческой, индийской, арабской литературы, нужны все естественные науки, астрономия, физика, и работа над языком ужасная - надо, чтоб все было красиво, коротко, просто и, главное, ясно. Как француз какой-то сказал: "La clarte politesse de ceux qui veulent ensegner, s`adressant au public".
"Рассказать, что для меня этот труд многих лет — "Азбука", очень трудно. Гордые мои мечты об этой "Азбуке" вот какие: по этой "Азбуке" только будут учиться два поколения русских всех детей, от царских до мужицких, и первые впечатления поэтические получат из нее, и что, написав эту "Азбуку", мне можно будет спокойно умереть ."
"Если будет какое-нибудь достоинство в статьях "Азбуки", то оно будет заключаться в простоте и ясности рисунка и штриха, то есть языка.."
"Я изменил приемы своего писания и язык, но, повторяю, не потому, что рассудил, что так надобно. А потому, что даже Пушкин мне смешон, не говоря уж о наших элукубрациях, а язык, которым говорит народ и в котором есть звуки для выражения всего, что только может желать сказать поэт, - мне мил. Язык этот, кроме того - и это главное - есть лучший поэтический регулятор. Захоти сказать лишнее, напыщенное, болезненное - язык не позволит, а наш литературный язык без костей; так избалован, что хочешь мели - все похоже на литературу. Народность славянофилов и народность настоящая две вещи столь же разные, как эфир серный и эфир всемирный, источник тепла и света. Я ненавижу все эти хоровые начала и строи жизни и общины и братьев славян, каких-то выдуманных, а просто люблю определенное, ясное и красивое и умеренное и все это нахожу в народной поэзии и языке и жизни и обратное в нашем."
"Я прочел и слышал с разных сторон упреки моей "Азбуке" за то, что я, будто бы не зная или не хотя знать вводимого ныне повсеместно звукового способа, предлагаю в своей книге старый и трудный способ азов и складов. В этом упреке есть очевидное недоразумение. Звуковой способ мне не только хорошо известен, но едва ли не я первый привез его и испытал в России 12 лет тому назад, после своей поездки по Европе с целью педагогического изучения. Испытывая тогда и несколько раз потом обучение грамоте по звуковому методу, я всякий раз приходил к одному выводу - что этот метод ... противен духу русского языка и привычкам народа ... требует особо составленных для него книг ... требует огромной трудности его применения и .. других неудобств, ...не удобен для русских школ ... и что метод этот легко может быть заменен другим. Этот-то ... другой ..., состоящий в том, чтобы называть все согласные с гласной буквой е и складывать на слух, без книги, и был мной придуман еще 12 лет тому назад, употребляем мною во всех моих школах и, по собственному их выбору, всеми учителями школ, находившимися под моим руководством, и всегда с одинаковым успехом.
Этот-то прием я и предлагаю в своей "Азбуке"."

Информация о произведении

Полное название:

Азбука

Дата создания:

1872

История создания:

Не имела ожидавшегося успеха и была поэтому переделана в "Арифметику", Новую азбуку и четыре Русских книги для чтения.

Первая русская книга для чтения

Третья русская книга для чтения

Четвёртая русская книга для чтения

Cсылки на текст произведения:

Общие замечания для учителя из "Азбуки" Глава из книги Л.Н. Толстого "Азбука", в которой автор приводит основные рекомендации о том, на что необходимо обратить внимание при обучении ребёнка
az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0910.shtml

суббота, 25 апреля 2009 г.

Общие замечания для учителя из "Азбуки"

Лев Николаевич Толстой

Общие замечания для учителя



Для того, чтобы ученик учился хорошо, нужно, чтобы он учился охотно; для того, чтобы он учился охотно, нужно:
1) чтобы то, чему учат ученика, было понятно и занимательно и
2) чтобы душевные силы его были в самых выгодных условиях.
Чтобы ученику было понятно и занимательно то, чему его учат, избегайте двух крайностей: не говорите ученику о том, чего он не может знать и понять, и не говорите о том, что он знает не хуже, а иногда и лучше учителя. Для того, чтобы не говорить того, чего ученик не может понять, избегайте всяких определений, подразделений и общих правил. Все учебники состоят только из определений, подразделений и правил, а их-то именно и нельзя сообщать ученику.
Избегайте грамматических и синтаксических определений и подразделений частей и форм речи и общих правил. А заставляйте ученика видоизменять формы слов, не называя этих форм и - главное - больше читать, понимая то, что он читает, и больше писать из головы, и поправляйте его не на том основании, что то или другое противно правилу, определению или подразделению, а на том основании, что не понятно, не складно и не ясно.
По естественным наукам избегайте классификации, предположений о развитии организмов, объяснений строения их, а давайте ученику как можно более самых подробных сведений о жизни различных животных и растений.
По истории и географии избегайте общих обзоров земель и исторических событий и подразделений тех и других. Ученику не могут быть занимательны исторические и географические обзоры тогда, когда он не верит еще хорошенько в существование чего-нибудь за видимым горизонтом, а о государстве, власти, войне и законе, составляющих предмет истории, не может составить себе ни малейшего понятия. Для того, чтобы он поверил в географию и историю, давайте ему географические и исторические впечатления. Рассказывайте ученику с величавой подробностью про те страны, которые вы знаете, и про те события исторические, которые вам хорошо известны.