Топ-100

четверг, 31 марта 2011 г.

Андрей Платонов Варламова (ЖЗЛ)

Алексей Варламов

Андрей Платонов

2011

Биография Платонова в серии ЖЗЛ. Приведено множество интересных фактов. Если есть такая возможность, каждое событие в жизни и творчестве героя освещено с разных сторон, приведены взгляды и воспоминания максимально возможного числа участников и наблюдателей.
Варламов высказывает много тонких замечаний о произведениях Платонова. К примеру пишет о юморе в самых трагических, и в, казалось бы, самые серьёзные моменты. Например, пишет о юморе в Котловане, не говоря уж о Чевенгуре. С этим  я полностью согласен.

Недостатки:
Для рассказа о некоторых произведениях, о том, почему Платонов написал их именно такими, Варламов пишет о мистическом, о "двойнике" Платонова (когда речь идёт о Котловане). Такие "объяснения" ничего не объясняют. Конечно, Платонов противоречив и многомерен. А причина в том, что он наиболее полно выразил страшное и противоречивое время, которая до сих пор ещё не рассмотрено и не разгадано, как историческая эпоха.  От этого и трудно о нём писать. Но разгадывая Платонова, разгадываешь и эпоху.
Не создан, в отличие от Алексея Толстого того же Варламова, цельный образ героя.
Очень показалась интересной полемика между молодым Платоновым и неким МАК в 1922 году. Как нетрудно предположить, МАК может расшифровываться как Мария Александровна Кашинцева (жена Платонова). Такая версия высказывалась. Почему Варламов не пишет об этом? Считает, что читатель сам догадается, или из-за отсутствия прямых доказательств?
А вопрос важный, это могло означать очень большое влияние МА на творческий процесс напрямую, а не через житейские обстоятельства.
Не хватает и более подробного рассказа о существе литературных споров конца 30-х годов, об отношениях группы Лифшица и Лукача с Платоновым (Лифшиц даже не упомянут).

Алексей Варламов. Андрей Платонов, Серия: Жизнь замечательных людей, Молодая гвардия, 2011 г.
ISBN 978-5-235-03411-2

Главы из книги:
АЛЕКСЕЙ ВАРЛАМОВ Андрей Платонов . - Журнальный зал | Новые ...
Журнальный зал | Новый Мир, 2010 N7 | АЛЕКСЕЙ ВАРЛАМОВ - Андрей...

Отзывы и рецензии:
Вышла в свет первая полная биография Андрея Платонова — Павел ...
Алексей Варламов Андрей Платонов — Литература — OpenSpace.ru
Алексей Варламов. Жизнь Андрея Платонова окутывают мистика и тайна ...
Под куполом эпохи - Биография Андрея Платонова в серии "ЖЗЛ"
Книга «Андрей Платонов» - Автор, рецензии - Афиша

Девушка с татуировкой дракона (Мужчины, которые ненавидят женщин)

Карл Стиг-Эрланд Ларссон Karl Stig-Erland Larsson

Девушка с татуировкой дракона Män som hatar kvinnor

2005

Изданный посмертно первый роман трилогии  Миллениум шведского писателя. Оригинальное название точно переводится как Мужчины, которые ненавидят женщин. Девушка с татуировкой дракона - экспортный вариант названия.
При некоторой присущей жанру детектива условности фабулы (даже есть банальные до вульгарности сюжетные ходы), всё-таки объединяет её с обстоятельностью изображения места действия, персонажей, некоторых приёмов работы журналистов и т.п. В сочетании с некоторой долей иронии и пародийности по отношению к тем же условностям (так, много довольно подробных описаний, не относящихся к фабуле, пародийные отсылки к "Калле Блумквисту" и "Пеппи Длинный чулок" Астрид Линдгрен), это ещё и производственный роман о работе журналиста (это то, в чём более всего разбирается автор).
Эта хорошо задуманная смесь условности детектива, "технических" подробностей производственного романа, пародии и реалистического живописания шведского образа жизни исполнена с должными иронией и юмором. В то же время автор серьёзен и дотошен в вопросах журналистской этики и пафосе защиты прав человека (прав конкретных персонажей).
Недостатки - некоторая условность (гораздо меньшая, чем в обычных детективах) главных героев, смягчённая для одного - подробностями его журналистской работы, для другой - странностями и загадочностью личности и судьбы. Кроме того, в конце выходит на передний план идеологическая риторика - антикапиталистическая, антирыночная. Но художественное содержание ей противоречит, показывая положительный эффект существования независимых агентов в общественной жизни (что без рынка невозможно). Без рынка не была бы эта история увлекательна, так, что даже финансовые подробности жизни журнала оказываются полны неожиданностями и полем борьбы.
Продолжение:
Девушка, которая играла с огнём
Девушка, которая взрывала воздушные замки


Девушка с татуировкой дракона
Девушка с татуировкой дракона (fb2) | Либрусек
Девушка с татуировкой дракона — Википедия

четверг, 24 марта 2011 г.

Среди долины ровныя

Алексей Фёдорович Мерзляков

Среди долины ровныя

Среди долины ровныя,
На гладкой высоте,
Цветет, растет высокий дуб
В могучей красоте.

Высокий дуб, развесистый,
Один у всех в глазах;
Один, один, бедняжечка,
Как рекрут на часах!

Взойдет ли красно солнышко –
Кого под тень принять?
Ударит ли погодушка –
Кто будет защищать?

Ни сосенки кудрявыя,
Ни ивки близ него,
Ни кустики зеленые
Не вьются вкруг него.

Ах, скучно одинокому
И дереву расти!
Ах, горько, горько молодцу
Без милой жизнь вести!

Есть много сребра, золота –
Кого им подарить?
Есть много славы, почестей –
Но с кем их разделить?

Встречаюсь ли с знакомыми –
Поклон, да был таков;
Встречаюсь ли с пригожими –
Поклон да пара слов.

Одних я сам пугаюся,
Другой бежит меня.
Все други, все приятели
До черного лишь дня!

Где ж сердцем отдохнуть могу,
Когда гроза взойдет?
Друг нежный спит в сырой земле,
На помощь не придет!

Ни роду нет, ни племени
В чужой мне стороне;
Не ластится любезная
Подруженька ко мне!

Не плачется от радости
Старик, глядя на нас;
Не вьются вкруг малюточки,
Тихохонько резвясь!

Возьмите же всё золото,
Все почести назад;
Мне родину, мне милую,
Мне милой дайте взгляд!

1810

По воспоминаниям песня написана в гостях в имении Жодочи (сейчас это в границах Москвы - где-то у Очакова и Давыдково), Мерзляков был влюблён в дочь хозяина, разговорился о своём одиночестве, затем написал начало песни мелом на ломберном столике. Ему принесли перо и бумагу - он переписал начало и тут же закончил песню. Музыку приписывают 3-м разным композиторам: Кашину - постоянному соавтору песен Мерзлякова, Давыдову и Козловскому.
Песня стала популярна задолго до первой публикации текста в 1830.
Мерзляков - теоретик классицистского толка, переводил древнегреческую и латинскую поэзию, писал оды. После 1801 заинтересовался фольклором, написал совместно с музыкантом Кашиным ряд песен, среди них «Чернобровый, черноглазый»«Я не думала ни о чем в свете тужить», «Ах, что же ты, голубчик, не весел сидишь».

Сл. А. Мерзлякова - Среди долины ровныя (с нотами)
Среди долины ровныя (Мерзляков) — Викитека

вторник, 22 марта 2011 г.

Яснополянская школа Льва Толстого (1861 год)

Лев Толстой

Яснополянская школа за ноябрь и декабрь месяцы

Статья была написана для журнала Ясная поляна и напечатана в 1-ом номере 5 февраля 1862 г.

Общий очерк характера школы

Начинающих у нас нет. Младший класс читает, пишет, решает задачи 3 первых правил арифметики и рассказывает священную историю, так что предметы разделяются по расписанию следующим образом:

1) чтение механическое и постепенное; 2) писание; 3) каллиграфия; 4) грамматика; 5) священная история; 6) русская история; 7) рисование; 8) черчение; 9) пение; 10) математика; 11) беседы из естественных наук и 12) закон Божий.

Прежде чем говорить о преподавании, я должен сделать краткий очерк того, что такое Яснополянская школа, и того, в каком периоде роста она находится.

Как всякое живое существо, школа не только с каждым годом, днем и часом видоизменяется, но и подвержена временным кризисам, невзгодам, болезням и дурным настроениям. Через такой болезненный кризис прошла Яснополянская школа нынешним летом. Причин тому было много: во-первых, как и всегда летом, все лучшие ученики выбыли, только изредка уже встречали мы их в поле на работах и пастбищах; во-вторых, новые учителя прибыли в школу, и новые влияния начали отражаться на ней; в-третьих, все лето каждый день приносил новых посетителей - учителей, пользовавшихся летними вакациями. А для правильного хода школы нет ничего вреднее посетителей. Так или иначе учитель подделывается под посетителей.

Учителей четыре. Два старых - уже два года учат в школе, привыкли к ученикам, к своему делу, к свободе и внешней беспорядочности школы. Два учителя новых - оба недавно сами из школы - любители внешней аккуратности, расписания, звонка, программ и т.п., не вжившиеся в жизнь школы так, как первые. То, что́ для первых кажется разумным, необходимым, не могущим быть иначе, как черты лица любимого, хотя и некрасивого ребенка, росшего на глазах, - для новых учителей представляется иногда исправимым недостатком.

Школа помещается в двухэтажном каменном доме. Две комнаты заняты школой, одна - кабинетом, две - учителями. На крыльце, под навесом, висит колокольчик с привешенной за язычок веревочкой; в сенях внизу стоят бары и рек (гимнастика), наверху в сенях - верстак. Лестница и сени истоптаны снегом или грязью; тут же висит расписание.

Порядок учения следующий: часов в восемь учитель, живущий в школе, любитель внешнего порядка и администратор школы, посылает одного из мальчиков, которые почти всегда ночуют у него, звонить.

На деревне встают с огнем. Уже давно виднеются из школы огни в окнах, и через полчаса после звонка, в тумане, в дожде или в косых лучах осеннего солнца, появляются на буграх (деревня отделена от школы оврагом) темные фигурки по две, по три и поодиночке. Табунное чувство уже давно исчезло в учениках. Уже нет необходимости ему дожидаться и кричать: "Эй, ребята! В училищу!" Уже он знает, что училище среднего рода, много кое-чего другого знает и, странно, вследствие этого не нуждается в толпе. Пришло ему время, он и идет. Мне с каждым днем кажется, что все самостоятельнее и самостоятельнее делаются личности и резче их характеры. Дорогой почти никогда я не видал, чтобы ученики играли - нешто кто из самых маленьких или из вновь поступивших, начатых в других школах. С собой никто ничего не несет - ни книг, ни тетрадок. Уроков на дом не задают.

четверг, 17 марта 2011 г.

Венерин волос Шишкина

Михаил Павлович Шишкин

Венерин волос

2006

Переводчик в Швейцарии выслушивает истории беженцев из России, сам рассказывает историю оперной певицы, о которой хотел написать книгу когда-то в России.
Превосходно начало романа: беженцы, их истории, рассказанные не теми, с кем они случились, "письма Навуходоназавру". Однако история оперной певицы, несмотря на несомненное мастерство, уступает началу - есть в ней какая-то вынужденность, скованность избранной формой, хоть и производит то же впечатление фальшивости, как и настоящие мемуары (врёт как очевидец), но нужна ли такая подлинная вспоминательность в романе, когда полно не менее поразительных настоящих воспоминаний?

Cсылки на критические и текстологические работы:

Михаил Шишкин: Когда я писал "Венерин волос", о том, будет ли он ...
ПОЛИТ.РУ \ АНАЛИТИКА \ Анабасис Михаила Шишкина


Cсылки на текст произведения:

Журнальный зал | Знамя, 2005 N4 | Михаил Шишкин - Венерин волос.
Полный текст в Интернет

Кавказский пленник Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин

Кавказский пленник

Про повесть Льва Толстого см. здесь

Ранняя поэма. Принадлежит ещё к романтическому направлению.



Полное название: Кавказский пленник Повесть

1822

История создания:

Написана в период южной ссылки автора, когда он посетил, в том числе, и Кавказ (Пятигорск). Ещё в 1820-е годы сложилось представление, что значительное влияние на «Кавказского пленника» оказали поэмы Байрона — «Дон Жуан», «Абидосская невеста», «Гяур», — с французскими переводами которых Пушкин познакомился во время южной ссылки. Однако затем возникла и другая точка зрения: например, Сиповский доказывал, что влияние Шатобриана на пушкинского Кавказского пленника значительнее байроновского. Прежде всего указывают на сюжетную близость Кавказского пленника к Атала и Рене Шатобриана. Кроме того, с Шатобрианом пушкинскую поэму объединяет руссоистское противопоставление испорченной цивилизации свободной счастливой жизни "диких" племён. С творчеством французского писателя Пушкин был хорошо знаком. Сиповский указывал на большее сходство героя Кавказского пленника с шатобриановским Рене, чем с байроническим героем.
Сам Пушкин позднее писал о Кавказском пленнике:
первый неудачный опыт характера, с которым я насилу сладил; он был принят лучше всего, что я ни написал, благодаря некоторым элегическим и описательным стихам. Но зато Николай и Александр Раевские и я - мы вдоволь над ним насмеялись.
Несмотря на неудачу (конечно, относительную - что для Пушкина неудача, для другого было бы огромным достижением), как считал сам Пушкин, с главным героем, поэма написана прекрасным, непринуждённым языком, с множеством превосходных описаний и ощущением покоя свободной жизни черкесов. Эти качества, а также и соответствие главного героя романтическим вкусам публики того времени, обеспечили ей огромный успех.

Cсылки на критические и текстологические работы:

Статья в Википедии
Lib.ru/Классика: Измайлов Александр Ефимович. " Кавказский пленник ...
Комментарий С.М. Бонди к поэме А.С.Пушкина "Кавказский пленник"
Lib.ru/Классика: Вяземский Петр Андреевич. О "Кавказском пленнике ...
Л.И. Вольперт. Пушкин и Шатобриан
Читать "История русской словесности. Часть 3. Выпуск 1

Cсылки на текст произведения:

Библиотека: А.С. Пушкин, "Кавказский пленник"(Russian)
А.С. Пушкин. Поэмы. "Кавказский пленник
"
Текст ›››
Пушкин. Кавказский пленник. — 1937
В библиотеке Альдебаран
Категория:Кавказский пленник (Пушкин) — Викитека
Кавказский пленник
А.С. Пушкин. "Кавказский пленник"
Александр Пушкин, поэма «Кавказский пленник»
«Кавказский пленник» :
Кавказский пленник в библиотеке FictionBook
приятного чтения
полный текст книги, версию для печати
Пушкин А. Кавказский пленник - электронная библиотека русской поэзии

пятница, 11 марта 2011 г.

Метафора зеркала


Из Гамлета:

пусть ваше собственное разумение будет вашим наставником, сообразуйте действие с речью, речь с действием, причем особенно наблюдайте, чтобы не переступать простоты природы; ибо все, что так преувеличено, противно назначению лицедейства, чья цель как прежде, так и теперь была и есть - держать как бы зеркало перед природой, являть добродетели ее же черты, спеси - ее же облик, а всякому веку и сословию - его подобие и отпечаток.

Из Дон Кихота:

- Справедливо, - отозвался Дон Кихот, - театральным украшениям не подобает быть добротными, им надлежит быть воображаемыми и только кажущимися, как сама комедия, и все же мне бы хотелось, чтобы ты, Санчо, оценил и полюбил комедию, а следственно и тех, кто ее представляет, и тех, кто ее сочиняет, ибо все они суть орудия, приносящие государству великую пользу: они беспрестанно подставляют нам зеркало, в коем ярко отражаются деяния человеческие, и никто так ясно не покажет нам различия между тем, каковы мы суть, и тем, каковыми нам быть надлежит, как комедия и комедианты.

четверг, 3 марта 2011 г.

Список исторических романов

Подход довольно сильно отличается от обычного. Никто обычно не включает в список исторических романов Капитанскую дочку и Войну и мир или багровский цикл Аксакова.. А следовало бы. Ведь, если разобраться, они являются образцовыми историческими романами, выдерживая самые высокие требования по добросовестности изображения исторической действительности, а авторы не являются ни участниками, ни даже наблюдателями событий.
Как всегда, нет ранжирования по качеству или по хронологии, номера - для подсчёта.
  1. Лев Толстой. Война и мир
  2. Пушкин. Капитанская дочка
  3. Твен. Принц и нищий
  4. Твен. Приключения Гекльберри Финна (+Приключения Тома Сойера)
  5. Ефремов. На краю Ойкумены
  6. Эко. Имя розы
  7. Стивенсон. Похищенный (+Катриона)
  8. Скотт. Пуритане
  9. Жорж Санд. Консуэлло
  10. А.Н.Толстой. Пётр Первый
  11. Сенкевич. Камо грядеши (Quo Vadis)
  12. Дюма. Три мушкетёра
  13. Купер. Следопыт, или на берегах Онтарио.
  14. Лагерлёф. Трилогия о Лёвеншёльдах
  15. Купер. Последний из могикан
  16. Купер. Пионеры, или  У истоков Саскуиханны
  17. Мандзони. Обручённые
  18. Рыбаков. Кортик
  19. Диккенс. Повесть о двух городах
  20. Аксаков. Семейная хроника. Детские годы Багрова-внука
  21. Мериме. Хроника времён Карла IX
  22. Упсет. Кристин, дочь Лавранса
  23. Искандер. Сандро из Чегема
  24. Эко. Баудолино
  25. Пушкин. Арап Петра Великого
  26. Гоголь. Тарас Бульба
  27. Скотт. Эдинбургская темница
  28. Улицкая. Даниэль Штайн, переводчик
  29. Шульц. Сын племени навахов
  30. Задорнов. Амур-батюшка (+Далёкий край)
  31. Арагон. Страстная неделя
Подумав, не включил: Хаджи Мурат - автор был не то что наблюдателем, почти что участником событий, Карьера Ругонов - написан слишком быстро после описываемого времени, Рэгтайм - слишком необъективно, Борьба за огонь - слишком неисторичен, Дочь времени - слишком мало показано про конкретную историческую эпоху, Ким - слишком скоро, Собор Парижской богоматери - слишком неисторично.
Конечно, включил в список только те романы, которые читал. Не читал, например, Замок Рекрент Марии Эджуорт, которую считают предшественницей Скотта.
Не знаю, правильно ли сделал, что не включил Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки  - по сути это не историческое сочинение, а скорее роман, который воссоздаёт не конкретные и точные детали жизни исторического деятеля, а художественными средствами суть его характера.