Сообщения

Показаны сообщения с ярлыком "Герцен"

Волонтёры: 1830-2012

В связи с большой помощью волонтёров пострадавшему населению Крымска вспомнил нижеприведённый отрывок. Он тем более интересен, если вспомнить, кто в то время учился в Московском университете. К сожалению, нигде пока не нашёл сведений, кто именно из ставших впоследствии знаменитыми студентов участвовал.

Герцен. Былое и думы

Часть 1. Глава 6

прибавлю только несколько подробностей о холере 1831 года.
     Холера – это слово, так знакомое теперь в Европе, домашнее в России до того, что какой-то патриотический поэт называет холеру единственной верной союзницей Николая, – раздалось тогда в первый раз на севере. Все трепетало страшной заразы, подвигавшейся по Волге к Москве. Преувеличенные слухи наполняли ужасом воображение. Болезнь шла капризно, останавливалась, перескакивала, казалось, обошла Москву, и вдруг грозная весть «Холера в Москве!» разнеслась по городу.
     Утром один студент политического отделения почувствовал дурноту, на другой день он умер в университетской больнице. Мы бросили…

Герцен Александр Иванович

Герцен Александр Иванович

1812-1870

Русский философ, публицист, писатель, издатель, политический деятель.

Сын московского богача аристократа Яковлева и немки Генриетты-Вильгельмины-Луизы Гааг, дочери мелкого чиновника из Штутгарта. Брак их не был узаконен, поэтому сыну дали фамилию Герцен от немецкого Herz - сердце.
В детстве получил домашнее образование. Много читал иностранной литературы, особенно восхищался Шиллером и Гёте. Также читал Пушкина и др. русских авторов. Большое влияние на всю жизнь оказало знакомство с Огарёвым, под впечатлением восстания декабристов мальчики (12 и 13 лет) дали клятву бороться за свободу.
Также сильно повлияли на развитие Александра в детстве совместная учёба с кузиной (на самом деле тёткой) Кучиной (будущей писательницей Татьяной Пассек). Она восхищалась талантами мальчика.
В 1833 г. закончил физико-математическое отделение Московского университета.
Ещё учась в университете, начал писать статьи философского содержания (первая статья 1829-30 гг. о Ва…

Герцен о третьей силе в борьбе классицизма и романтизма

Пока классицизм и романтизм воевали, один, обращая мир в античную форму, другой — в рыцарство, возрастало более и более нечто сильное, могучее; оно прошло между ними, и они не узнали властителя по царственному виду его; оно оперлось одним локтем на классиков, другим на романтиков и стало выше их — как “власть имущее”; признало тех и других и отреклось от них обоих: это была внутренняя мысль, живая Психея современного нам мира. Ей, рожденной среди молний и громовых ударов отчаянного боя католицизма и Реформации, ей, вступившей в отрочество среди молний и громовых ударов другой борьбы, не годились чужие платья: у ней были выработаны свои. Ни классицизм, ни романтизм долгое время не подозревали существования этой третьей власти. Сперва и тот и другой приняли его за своего сообщника (так, например, романтизм мечтал, не говоря уже о Вальтере Скотте, что в его рядах Гёте, Шиллер, Байрон). Наконец и классицизм и романтизм признали, что между ними есть что-то другое, далекое от того, чтоб по…

Песня Миньоны из романа Гёте Ученические годы Вильгельма Мейстера

Иоганн Вольфганг фон Гёте, Johann Wolfgang von Goethe




Одно из любимых стихотворений Гёте, многократно переведённое на русский язык - Песня Миньоны. Впервые была написана для неопубликованного при жизни романа - Театральное призвание Вильгельма Мейстера (1777-1786, впервые напечатан в 1911). Позднее была включена в роман Годы учения Вильгельма Мейстера (1796). Затем включалась в сборники стихов Гёте и как отдельное стихотворение. От окончательного варианта первоначальный отличался тем, что обращение в последней строке было во всех куплетах одинаково - мой повелитель. Mignon Kennst du das Land, wo die Zitronen blüh'n, Im dunkeln Laub die Goldorangen glüh'n, Ein sanfter Wind vom blauen Himmel weht, Die Myrte still und hoch der Lorbeer steht, Dahin! Dahin Möcht' ich mit dir, o mein Geliebter, zieh'n.
Kennst du das Haus? Auf Säulen ruht sein Dach, Es glänzt der Saal, es schimmert das Gemach, Und Marmorbilder stehn und seh'n mich an: Was hat man dir, du armes Kind, geta…