Топ-100

вторник, 30 января 2018 г.

Paul Eluard Поль Элюар

Liberté Свобода

1942

Оценка: 8


Paul Éluard

Liberté

Sur mes cahiers d’écolier
Sur mon pupitre et les arbres
Sur le sable sur la neige
J’écris ton nom

Sur toutes les pages lues
Sur toutes les pages blanches
Pierre sang papier ou cendre
J’écris ton nom

Sur les images dorées
Sur les armes des guerriers
Sur la couronne des rois
J’écris ton nom

Sur la jungle et le désert
Sur les nids sur les genêts
Sur l’écho de mon enfance
J’écris ton nom

Sur les merveilles des nuits
Sur le pain blanc des journées
Sur les saisons fiancées
J’écris ton nom

Sur tous mes chiffons d’azur
Sur l’étang soleil moisi
Sur le lac lune vivante
J’écris ton nom

Sur les champs sur l’horizon
Sur les ailes des oiseaux
Et sur le moulin des ombres
J’écris ton nom

Sur chaque bouffée d’aurore
Sur la mer sur les bateaux
Sur la montagne démente
J’écris ton nom

Sur la mousse des nuages
Sur les sueurs de l’orage
Sur la pluie épaisse et fade
J’écris ton nom

Sur les formes scintillantes
Sur les cloches des couleurs
Sur la vérité physique
J’écris ton nom

Sur les sentiers éveillés
Sur les routes déployées
Sur les places qui débordent
J’écris ton nom

Sur la lampe qui s’allume
Sur la lampe qui s’éteint
Sur mes maisons réunies
J’écris ton nom

Sur le fruit coupé en deux
Du miroir et de ma chambre
Sur mon lit coquille vide
J’écris ton nom

Sur mon chien gourmand et tendre
Sur ses oreilles dressées
Sur sa patte maladroite
J’écris ton nom

Sur le tremplin de ma porte
Sur les objets familiers
Sur le flot du feu béni
J’écris ton nom

Sur toute chair accordée
Sur le front de mes amis
Sur chaque main qui se tend
J’écris ton nom

Sur la vitre des surprises
Sur les lèvres attentives
Bien au-dessus du silence
J’écris ton nom

Sur mes refuges détruits
Sur mes phares écroulés
Sur les murs de mon ennui
J’écris ton nom

Sur l’absence sans désir
Sur la solitude nue
Sur les marches de la mort
J’écris ton nom

Sur la santé revenue
Sur le risque disparu
Sur l’espoir sans souvenir
J’écris ton nom

Et par le pouvoir d’un mot
Je recommence ma vie
Je suis né pour te connaître
Pour te nommer

Liberté.

Poésie et vérité 1942
(recueil clandestin)
Au rendez-vous allemand

(1945, Les Editions de Minuit)


Перевод Ольги Седаковой, 2017:
Свобода

На школьных моих тетрадях
На липовой коре
На зыбком песке на снеге
Я имя твое пишу

На всех прочтенных страницах
На всех пустых листах
Камне крови бумаге и пепле
Я имя твое пишу

На золоченых рамах
На винтовках солдат
На королевской короне
Я имя твое пишу

На джунглях на пустыни
На гнездах на кустах
На каждом эхе детства
Я имя твое пишу

На откровеньях ночи
На белом хлебе дня
На первых днях обрученья
Я имя твое пишу

На клочьях моей лазури
На заводи солнце мхе
На озере лунной ртути
Я имя твое пишу

На нивах до горизонта
На быстрых крыльях птиц
На мельнице светотени
Я имя твое пишу

На каждом броске рассвета
На море на кораблях
На безумной горной вершине
Я имя твое пишу

На рыхлой пене тучи
На смертном поте грозы
На затяжном ненастье
Я имя твое пишу

На всех сверкающих формах
На колоколах цветов
На истине бесспорной
Я имя твое пишу

На петляющих тропинках
На торных прямых путях
На уличных столпотвореньях
Я имя твое пишу

На лампе, во тьме зажженной,
На лампе, потухшей к утру
На всех моих приютах
Я имя твое пишу

На яблоке разделенном
Между зеркалом и жильем
На пустой моей постели
Я имя твое пишу

На псине моем гурмане
На острых его ушах
На лапе его неуклюжей
Я имя твое пишу

На трамплине порога
На знакомых вещах
На пламени благословенном
Я имя твое пишу

На всякой познанной плоти
На лице моих друзей
На каждом рукопожатье
Я имя твое пишу

На окне в котором чудо
На внимательных губах
За чертой молчанья
Я имя твое пишу

На прибежищах разбитых
На рухнувших маяках
На стенах тоски и скуки
Я имя твое пишу

На полном равнодушье
На голом сиротстве моем
На похоронных маршах
Я имя твое пишу

На вернувшемся здоровье
На покинувшей беде
На беспамятной надежде
Я имя твое пишу

И мощью его и властью
Я вновь начинаю жить
Рожденн
ый чтоб знать тебя
Чтобы тебя назвать

Свобода.

Перевод Мориса Ваксмахера, 1971:



На школьных своих тетрадках
На парте и на деревьях
На песке на снегу
Имя твое пишу

На всех страницах прочтенных
На нетронутых чистых страницах
Камень кровь ли бумага пепел
Имя твое пишу

На золотистых виденьях
На рыцарских латах
На королевских коронах
Имя твое пишу

На джунглях и на пустынях
На гнездах на дроке
На отзвуках детства
Имя твое пишу

На чудесах ночей
На будничном хлебе дней
На помолвках зимы и лета
Имя твое пишу

На лоскутках лазури
На тинистом солнце пруда
На зыбкой озерной луне
Имя твое пишу

На полях и на горизонте
И на птичьих распахнутых крыльях
И на мельничных крыльях теней
Имя твое пишу

На каждом вздохе рассвета
На море на кораблях
На сумасшедшей горе
Имя твое пишу

На белой кипени туч
На потном лице грозы
На плотном унылом дожде
Имя твое пишу

На мерцающих силуэтах
На колокольчиках красок
На осязаемой правде
Имя твое пишу

На проснувшихся тропах
На раскрученных лентах дорог
На паводках площадей
Имя твое пишу

На каждой лампе горящей
На каждой погасшей лампе
На всех домах где я жил
Имя твое пишу

На разрезанном надвое яблоке
Зеркала и моей спальни
На пустой ракушке кровати
Имя твое пишу

На собаке лакомке ласковой
На ее торчащих ушах
На ее неуклюжей лапе
Имя твое пишу

На пороге нашего дома
На привычном обличье вещей
На священной волне огня
Имя твое пишу

На каждом созвучном теле
На открытом лице друзей
На каждом рукопожатье
Имя твое пишу

На стеклышке удивленья
На чутком вниманье губ
Парящих над тишиной
Имя твое пишу

На руинах своих убежищ
На рухнувших маяках
На стенах печали своей
Имя твое пишу

На безнадежной разлуке
На одиночестве голом
На ступенях лестницы смерти
Имя твое пишу

На обретенном здоровье
На опасности преодоленной
На безоглядной надежде
Имя твое пишу

И властью единого слова
Я заново шить начинаю
Я рожден чтобы встретить тебя
Чтобы имя твое назвать

Свобода.


Перевод Шантрель:


В тетрадях и на саже, 
Каштановой коре,
Песке пустынных пляжей 
 И снежном серебре, 
Страницах книг прочтенных,
Листе - белейшем вновь,
(На нем проступят четко 
Зола, гранит и кровь)
На золотых багетах,
Эфесах и клинках,
Коронах и каретах
Всех королей в веках

Я имя твое шрамом,
Царапиной,
Чертой,
Впечатаю ударом
И выжгу кислотой.



Лианы пальм далеких,
Оазисы пустынь,
Гнездовья птичек легких,
И утренняя стынь,
И эхо, эхо детства
- туманный серый смог - 
Удачнейшее средство 
Чтоб вспомнить всегда мог

Как имя твое лезет
Из знака - словом, и 
Становится болезнью
Для королей земли.



Мерцающие звезды
Насущные хлеба,
Невест нежнейших -  грезы
 И клочьями судьба,
Под солнцем  пруд, луною 
Обласканная рожь
И завтрашней весною
Всех ласточек галдеж,
Рассвет, волна и  море,
И в море корабли,
Ветра, с собой в раздоре,
И лодки на мели,
Вершины и низины,
Метели, дождь и шторм,
И огонек, что виден
Первее, чем сам дом --


 --


Свобода!Твое имя,
Проснувшись и заснув,
От века и поныне
- в аду или в плену,

В молчании и в объятиях
Товарищей, жены,
Писать, шептать и плакать
Я буду без вины.

В тоске, в воспоминаниях,
Ведущих в никуда,
Надеждах, расставаниях,
Забытых навсегда,

Шагая вниз по спуску,
Ползя упорно вверх,
Попробовав быть грустным
И радостнее всех,

Вернувшись к жизни снова,
Тебе благодаря,
Одно лишь это слово 
- Свобода -
Знаю я.



Перевод Ольги Седаковой, 2001:
Свобода

(1-я версия перевода)

На школьных моих тетрадях
На липовой коре
На зыбком песке на снеге
Я имя твое пишу

На всех прочтенных страницах
На всех пустых листах
Камне крови бумаге и пепле
Я имя твое пишу

На позолоченных рамах
На винтовках солдат
На королевской короне
Я имя твое пишу

На джунглях и на пустыни
На гнездах на кустах
На каждом эхе детства
Я имя твое пишу

На откровеньях ночи
На белом хлебе дней
На первых днях обрученья
Я имя твое пишу

На клочьях моей лазури
На заводи солнце мхе
На озере лунной ртути
Я имя твое пишу

На нивах до горизонта
На быстрых крыльях птиц
На мельнице светотени
Я имя твое пишу

На каждом броске рассвета
На море на кораблях
На безумной горной вершине
Я имя твое пишу

На рыхлой пене тучи
На смертном поте грозы
На затяжном ненастье
Я имя твое пишу

На всех сверкающих формах
На колоколах цветов
На истине бесспорной
Я имя твое пишу

На хитроумных тропах
На торных прямых путях
На уличных столпотвореньях
Я имя твое пишу

На лампе, во тьме зажженной,
На лампе, потухшей к утру
На всех домах приютивших
Я имя твое пишу

На яблоке разделенном
Между зеркалом и жильем
На пустой моей постели
Я имя твое пишу

На псине моем гурмане
На острых его ушах
На лапе его неуклюжей
Я имя твое пишу

На трамплине порога
На знакомых вещах
На пламени благословенном
Я имя твое пишу

На всякой познанной плоти
На лице моих друзей
На каждом рукопожатье
Я имя твое пишу

На окне в котором чудо
На внимательных губах
За чертой молчанья
Я имя твое пишу

На прибежищах разбитых
На рухнувших маяках
На стенах тоски и скуки
Я имя твое пишу

На полном равнодушье
На голом сиротстве моем
На похоронных маршах
Я имя твое пишу

На вернувшемся здоровье
На исчезнувшей беде
На беспамятной надежде
Я имя твое пишу

И мощью его и властью
Я вновь начинаю жить
Рожденный чтоб знать тебя
Чтобы тебя назвать


Свобода.

Перевод Филиппа Андреевича Хаустова:

На обложках школьных тетрадей,
На пюпитре и на деревьях
На песчаных и снежных пространствах
Пишу я имя твоё

И на всех страницах прочтённых
И на белых пустых страницах
На камнях на крови на пепле
Пишу я имя твоё

И на всех золочёных лубках
И у храбрых солдат на штыках
И у всех королей на короне
Пишу я имя твоё

В мокрых джунглях и жарких барханах
В птичьих гнёздах и диких травах
И в далёких отзвуках детства
Пишу я имя твоё

И на синих мечтах ночных,
И на белых хлебах дневных
И на всех временах венчальных
Пишу я имя твоё

И на всех тряпицах лазурных
И в стоячих болотцах солнца
В оживлённых озёрах лунных
Пишу я имя твоё

В небосводных полях безграничных
На безустальных крыльях птичьих
И на сумрачных мельничных крыльях
Пишу я имя твоё

И на каждом порыве рассвета
И на море и на кораблях
На безумной сизифовой ноше
Пишу я имя твоё

И на облачных замках пенных
И на бурях потливых и гневных
На сплошных дождях опостылевших
Пишу я имя твоё

На блестящих тонких предметах
На звенящих живых оттенках
На телесной явственной правде
Пишу я имя твоё

На проснувшихся свежих тропах
На раскинувшихся дорогах
На разлившихся площадях
Пишу я имя твоё

На вечерней зажжённой лампе
И на утренней лампе потушенной
И на всех домах где я жил
Пишу я имя твоё

И на двух половинах плода
– Спальне здешней и спальне зеркальной
На укромной пустой постели
Пишу я имя твоё

И на шкуре моей собаки
И на кромках её ушей
И на лапе её неловкой
Пишу я имя твоё.

На трамплине распахнутой двери
И на добрых моих пожитках
На волне огня благодатного
Пишу я имя твоё

И на всякой милой мне плоти
И в кругу дорогих друзей
И на всякой руке протянутой
Пишу я имя твоё

И на всех чудесах заоконных
На губах ко вниманью готовых
И на всём что превыше молчания
Пишу я имя твоё

На обломках моих приютов
На моих маяках обветшалых
На застенках печали лютой
Пишу я имя твоё

И во мраке моём тяжёлом,
В одиночестве обнажённом
На коричневых маршах смерти
Пишу я имя твоё

На вернувшейся силе и удали
На моей возмещённой убыли
На надежде моей беспамятной
Пишу я имя твоё

Я навеки исполнен слова
Я дышать начинаю снова
Я рождён чтоб тебя узнать
Чтобы дать тебе имя
– Свобода





Свобода (Элюар/Седакова) — Wikilivres.ru
Paul ELUARD «Liberté» - Tania-Soleil Journal
Свобода Поль Элюар (Шантрель) / Проза.ру
Поль Элюар. Свобода - Военная Литература
Поль Элюар
Поль Элюар - Свобода (Филипп Андреевич Хаустов) / Стихи.ру
Свобода (стихотворение П. Элюара)
Поль Элюар. Свобода (Ключников Юрий Михайлович) / Стихи.ру
http://lib.ru/POEZIQ/ELUAR_P/eluard1_1.txt
https://youtu.be/bktcB5QpNp0

суббота, 5 ноября 2016 г.

Возобновление записей

В ближайшие дни возобновлю публикации в блоге.
То, что 3 года ничего не публиковал здесь, не значит, что не читал книг.
Я даже писал сообщения время от времени, но собственные требования к содержанию постов выросли с тех пор, как начал блог, поэтому не делал публикаций.

понедельник, 4 февраля 2013 г.

Страна вина

Мо Янь 莫言 (т.е. Молчи в переводе с кит.) наст. имя Гуа́нь Мое́ 管谟业


Страна вина 酒國 Цзюго 

1992

Оценка: 6

Роман китайского лауреата Нобелевской премии. Состоит из нескольких развивающихся параллельно повествований. Роман, который пишет о командировке следователя в провинцию Цзюго (страна вина) Мо Янь, перемежается его перепиской с кандидатом винодельческих наук из Цзюго, а также и рассказами этого кандидата, начинающего писателя, посылаемыми для оценки и передачи в литературные журналы для публикации.
Впечатляющие, действительно жутко гротескные и, в то же время, реалистические, сцены, соседствуют с вульгарными, до сходства с эротическими сценами любовных романов.
Правда, персонажи остаются одномерными, не выпуклыми.
Сатира хлёсткая, яркая, но в то же время в сочетании с нарочито неправдоподобной фантасмагоричностью и жестокостью, несколько абстрагированная от действительности. Однако осадок остаётся:
получается, что вся эта вульгарность и жестокость, пьянство присущи нынешнему преуспевающему истеблишменту Китая.
Недостаток жизни, глубины в изображении персонажей, их сатирическая функциональность снижают оценку художественности произведения.
Видна преемственность метафоры людоедства из рассказа Лу Синя Записки сумасшедшего.
Но то маленький рассказ, а у Мо Яня полновесный роман. А написаны они на использовании одного приёма.
Что приятно, так это то, что, кроме рассказа Лу Синя, в тексте цитируются или как-то по-другому обыгрываются произведения китайской литературы, которые я либо читал, либо имею о них некоторое представление. Кроме того, есть цитаты и отсылки к речам Мао Дзедуна, Сталина, Ленина, книгам русских классиков, не говоря уже о том, что Лу Синь вдохновлялся Записками сумасшедшего Гоголя.
Итог: несомненно мастерство автора, но это скорее довольно хорошая развлекательная литература, чем полностью захватывающая эмоционально и/или умственно будущая классика.
Здесь больше заимствованного из классических образцов, чем  новых художественных открытий.

Китайская проза всегда была талантливой и эксцентричной внучкой самого Китая. Она - многогранна,…
«Будто попадаешь в западню угощения». В одной этой фразе, по сути — и заключается весь роман.…

Галлюциногенный реализм! - пыхтела я, прижимая к груди свежекупленный томик, - Спокойствие горного…

среда, 30 января 2013 г.

Благовест А.К.Толстого и Цифры Бунина в школьном учебнике

"Благовест" А.К.Толстого и "Цифры" Бунина в школьном учебнике для 7-го класса.

В очередной раз неприятно поразился отбором произведений для школьного учебника литературы. Мало того, что на днях сыну пришлось учить "Благовест" А.К.Толстого. Что за мания включать в учебник далеко не лучшие произведения хорошего автора, к тому же неинтересные детям по недостатку их жизненного опыта? У того же Константиныча Толстого есть много более удачных и по художестенности образов и по естественности чувств. Неужели нельзя было выбрать какое-нибудь сатирическое стихотворение? У него их много хороших. Ах да, это же в разделе "Стихотворения о родной природе". Но, позвольте, "Благовест" ведь тоже не о природе, а о раскаянии и об умилении этим самым раскаянием.
Та же история с "Цифрами" Бунина. Это рассказ хоть и о ребёнке, но разве он хоть какому-нибудь ребёнку интересен? Это дикое сюсюканье, сладость непереносимы и взрослому, не говоря уже о чутких к фальши детях. Кроме этой фальши в рассказе ничего нет. Ни интересных характеров, ни действия.
Это умилительная восторженность может быть и интересна кому-то из взрослых в порядке самолюбования своим отношением к детям, но точно не самим детям.
Кажется и в учебниках тех же авторов для других классов подбор прооизведений столь же загадочен, с уклоном в назидательность и умилительность с некоторой унылостью. Да и собственно оригинальная часть текста и задания к параграфам так же страдают тем же недостатком.

Может быть, это касается одного конкретного учебника литературы, или набора учебников?

Учебник литературы для 7 класса. Коровина, Журавлёв, Коровин.

среда, 9 января 2013 г.

Марков. Эволюция человека. I. Обезьяны, кости и гены

Александр Марков

Эволюция человека. I. Обезьяны, кости и гены

2012

Оценка: 8

Первая часть двухтомной научно-популярной книги. В то же время развивает темы предыдущей книги Маркова Рождение сложности.
Этот том посвящён изложению истории возникновения вида Homo Sapiens. Как отмечает автор, происхождение человека является самой популярной темой среди тем, связанных с теорией эволюции. С другой стороны, эволюция человека как вида изучена наиболее подробно и глубоко по сравнению с другими. Поэтому с этой теорией лучше всего знакомиться именно на примере происхождения человека.
Вначале Марков разбирается с некоторыми распространёнными заблуждениями насчет эволюции, и человека, как вида. Например, рассказывает, как современная классификация живых организмов отражает место людей в ходе эволюции. Выражение "человек произошел от обезьяны" не совсем верно, т.к. человек не только произошел от, но и является обезьяной. Т.е. птицы, например, не только произошли от существ, родственных крокодилам, но и относятся к одному подразделению динозавров. А вот ящерицы входят в другое подразделение.
Это принятая недавно манера классификации. Теперь все существа входят во все те подразделения, от которых произошли. Таким образом, человек является живым существом, эукариотом, заднежгутиковым, животным, вторичноротым, хордовым, позвоночным, челюстноротым, амниотом, синапсидом, млекопитающим, плацентарным, приматом, обезьяной, гоминоидой, большой человекообразной обезьяной, большой африканской человекообразной обезьяной.
По мнению Маркова, новые (после Дарвина) и новейшие открытия в биологии только подтверждают теорию эволюции, и дают всё новые аргументы и доказательства в её пользу. Наиболее ярко и доказательно она прослеживается на примере истории возникновения человека.