Сообщения

Дикие, зато свободные, бьют цивилизованных, но покорных

Навеяло занятиями сына: он проходит по истории Средние века.

Со времён упадка Римской империи на Европу накатывала одна волна завоевателей варваров за другой. Лишь только начинало налаживаться хозяйство, создавалось государство, как следовало новое завоевание.
Германцы, гунны и аланы - арабы, авары и славяне  - норманны - венгры.

Под сенью Римской империи крестьяне и обыватели, с одной стороны, привыкли к мирной жизни, к тому, что их защищают наёмные войска, с другой, за века, когда террор сменялся "оттепелью" - привыкли к тому, что чем меньше высовываешься, чем больше уединяешься в частную жизнь, тем безопаснее.Началось Великое переселение народов  - гунны (вместе с подчинёнными аланами) насели на готов и других германцев, те начали вторгаться в империю. Варвары - германцы и прочие, взяли римлян тёплыми, куда только прежнее римское мужество делось?Германцы осели на землю, смешались с туземцами, стали ценить мир, создали государства, выделился слой руководителей, им привыкли…

Российские законы Паркинсона

Юрий Лужков

Российские "законы Паркинсона"

Запись лекции, прочитанной 25.02.1999 в Международном университете.



Предисловие Велихова.
Во вступлении Лужков объясняет необходимость поиска российских законов Паркинсона. Это "поиски причин того невыносимого факта, что уже более десяти лет идет в России процесс преобразований, и чем дальше, тем, как в сказке, страшней". Одна из причин - абстрактное и слишком схематичное представление реформаторов о состоянии и путях развития общества.
неудачи реформ есть закономерный результат небрежного отношения к российским реалиям Поиску ответа на вопрос
как влияет, как воздействует «загадочный русский характер» (по-нынешнему менталитет) на экономическое поведение, деловые и трудовые навыки россиян и  посвящена лекция.
Вспоминая Кюстина и Чаадаева, и Тютчева, соглашается с Губерманом, что Россию давно пора понимать умом. Что и пытается сделать.
Далее, показывает каким образом законы Паркинсона проявляются в России, и чем их действи…

Жизнь и судьба

Василий Гроссман

Жизнь и судьба

1961(?). Опубликован в 1980.

Огромный роман, широко охвативший жизнь и судьбу советских людей в решающий момент Великой отечественной войны ─ во время (а также и до и после) Сталинградской битвы.
Пером автора движет восхищение подвигом советских людей в Сталинграде и в Великой отечественной войне в целом. Прослеживая судьбы членов семьи Шапошниковых и связанных с ними персонажей, Гроссман показывает войну с разных сторон и глазами представителей многих слоёв общества: уличные бои в Сталинграде, жизнь под оккупацией, в Гулаге и в немецком концентрационном лагере, быт в эвакуации и на фронте.  Разные по социальному положению и культурному уровню люди изображены во множестве ситуаций: учёные-физики и другие интеллигенты в эвакуации, евреи из далёких друг от друга сфер советской жизни под оккупацией,  простые рабочие, партработники и представители технической интеллигенции во время боёв в Сталинграде
Конечно, даже во время "оттепели" роман должен…

Неожиданный источник

Иногда интересные подробности по какой-то теме обнаруживаются в совсем неожиданных книгах. Например, меня поразила история, рассказанная в первой главе книги известного автора научно-популярной литературы Якова Перельмана "Занимательная арифметика".
В марте 1917 года в Петрограде началась чуть ли не паника, вызванная появлением знаков непонятного назначения у дверей многих квартир. В основном это были крестики и вертикальные чёрточки. Конечно, узнав понаслышке о таком, сразу вспоминаешь о Варфоломеевской ночи. Но всё было не так страшно.
Перельман пишет о том, что нетрудно было догадаться, что это записи неграмотных дворников-китайцев. Таким образом они отмечали номера квартир, кресты это были единицы, а чёрточки - десятки.
В этой истории позабавило беспокойство жильцов. В то же время, эта история показывает, что и тогда этой работой в столице империи занимались в значительной степени иностранцы. В Москве тогда кроме китайцев дворниками были ещё и татары.
Заинтересовало 2 м…

Гончаров в Южной Африке

Возвращаясь к книге Гончарова "Фрегат "Паллада", хочу поделиться ещё одним сильным впечатлением от книги:
описание Южной Африки у Гончарова было для меня наиболее интересным благодаря тому, что описаны не только Капштадт, но и совершённое офицерами и пассажирами сухопутное путешествие вглубь страны.
Фрегат стоял в бухте Саймонсбей у Саймонстауна (к ЮВ от Капштадта).
В Кейптауне Гончаров описывает такие места, как гостиница, где он остановился, Столовая гора, Львиная гора, Чёртов пик, магазины, ботанический сад. Отличные описания природы, городов, ферм.
Он интересуется историей колонии, взаимоотношениями между англичанами и бурами, между белыми, с одной стороны, и, готтентотами и кафрами, с другой, войнами между ними. Он излагает сведения, почерпнутые из книг (видно, что очень хорошо подготовился к путешествию), расспрашивает об этом местных, описывает свои впечатления от встреч, посещает пленного вождя, беседует с представителями разных местных племён в тюрьме, побывал…

Фрегат Паллада Гончарова

Изображение
Иван Александрович Гончаров

Фрегат "Паллада"

1858

Очерки путешествия в двух томах

Гончаров отправляется в конце 1852 г. в плавание из Петербурга в Японию секретарём главы дипломатической миссии адмирала Путятина. Впечатления этого путешествия он излагает в форме писем своим друзьям.
Полное интересных наблюдений и добродушного юмора повествование.
Впервые почувствовал в описании морского путешествия всю особенность быта в течение долгих переходов. Очень ярко и увлекательно описаны качка, манёвры корабля, поведение экипажа и пассажиров, и т.д. Обычно у других авторов описание морского перехода состоит из отплытия и прибытия в порт назначения.

Очень интересные описания природы, исторического момента, уличных/пасторальных сценок, дорог, местных жителей и других путешественников. Взгляд со стороны приводит к неожиданным и полезным для интересующихся историей и географией этих стран и городов выводам и впечатлениям.
Вот какие места/страны описаны ярко и неожиданно:

Метель Сорокина

Владимир Сорокин

Метель

2010

Несмотря на некоторое остроумие деталей - скучно и нелепо. Тщательное и кропотливое сооружение из запланированных и заранее известных ингредиентов. Но все элементы книжные. В этой выдумке нет жизни, она не увлекает.
Метель